Логотип БСИ ДВО РАН
Федеральный заказник Лебединый

Растительный мир ООПТ Чукотки

© OCR - Беликович А.В., Галанин А.В., Афонина О.М., Макарова И.И. Публикуется по тексту: Беликович А.В., Галанин А.В., Афонина О.М., Макарова И.И. Растительный мир особо охраняемых территорий Чукотки . Владивосток: БСИ ДВО РАН, 2006. 260 с.


Государственный природный (охотничий) заказник федерального значения "ЛЕБЕДИНЫЙ»

Заказник, расположенный в Анадырском районе, занимает площадь 390,0 тыс.га. Организован постановлением Совета Министров РСФСР от 6.01.82 № 14, приказом Главохоты РСФСР № 94 от 11.04.84 г.

Заказник расположен на Анадырской низменности, в междуречье рек Майн и Анадырь ниже протоки Прорвы и до устья реки Майн (рис. 4).

С физико-географической точки зрения территория занимает среднюю часть Парапольско-Бельской низменности – северную часть Марковской впадины. Обилие пойменных озер и многочисленные протоки привлекают огромное число водоплавающих и ржанкообразных птиц. Многочисленны лебеди-кликуны, гуси: белолобый, гуменник, обычна пискулька. В заказнике обычны дикий северный олень, лось, бурый медведь. Охраняются все объекты животного мира. К основным объектам охраны относятся: тихоокеанская черная казарка, белый гусь, пискулька, белошей, белая чайка, орлан-белохвост, кречет, сапсан, лебедь-кликун.

Исследования по орнитологии, териологии и ихтиологии проводились здесь в 1970-1995 годах Институтом биологических проблем Севера (Магадан), с 1991 по 1992 год - совместно с Западно-Сибирской проектно-изыскательской экспедицией (Новосибирск). Растительный покров Марковской впадины в целом изучен довольно подробно (Кожевников, 1978в; Беликович, 1990а,1991,2001б), а примайнский участок вплоть до устья р. Майн – только работами Ю.П. Кожевникова (1977). Общие закономерности распределения растений и растительных сообществ на этом участке также можно найти в обобщающих работах Ю.П. Коженикова (1980,1981а,б).

ООПТ находится на границе подзоны южных кустарниковых гипоарктических тундр и лесотундры (бореальных лиственничных редколесий, Беликович и др., 1997). Вся территория междуречья Анадыря и Майна ниже протоки Прорвы в районе заказника делится примерно поровну на две местности по протоке Морокова. Одна (прианадырская) расположена более низко и представляет собой сочетание двух террас - высотой 2 м и высотой 4 м. Обе террасы представляют собой разные уровни древней озерной поверхности в северной части Марковской впадины и сложены рыхлыми песчано-галечными отложениями. Низкая терраса занята ландшафтом ольховых и кедровостланиковых лесов, болот и осоковников, прорезанных многочисленными протоками и термокарстовыми просадками на островах, а вторая – ландшафтом кедровостланиковых зарослей, кустарничковых мохово-лишайниковых тундр, кочкарных и бугристых кустарничково-осоково-пушицевых тундр и болот, в котором отчетливо выражены грядово-мочажинные комплексы.

Интересным моментом района является полное отсутствие поймы как таковой. Русла Анадыря молодые и режут песчано-глинистую толщу террасы, при этом вдоль русел не образуются галечники или низкие поймы. Поэтому в растительном покрове совершенно отсутствуют виды сухих галечников и песчано-галечных наносов, столь свойственные горным районам. Геморфологически низменные местообитания образуются по берегам озер и дренирующихся проток между ними, по берегам некоторых островков. Днища давно отмерших водотоков заняты кочкарниками из Carex appendiculata. Единственный участок развитых песчано-галечных отложений находится в районе устья р. Майн, там же на участке низкой террасы развиты самые густые ольховые леса с высокими ивами.

Примайнская половина представляет собой слабо всхолмленный ландшафт с разбросанными булгунняхами. Основные возвышения (до 40-60 м) идут по восточной границе заказника вдоль берега реки Майн. На возвышениях могут встречаться и комплексы кедровостланиковых зарослей и лишайниковых разнотравно-дриадовых тундр. На склонах этих пологих холмов могут также встречаться ивняки, ольховники, ерники из Betula middendorffii и степоиды. Самые высокие холмы (увалы Снежные) располагаются в северной части заказника в нижней части р. Майн близ его устья, их растительность очень специфична (Кожевников, 1977). По берегам термокарстовых и бывших старичных отшнуровавшихся озер развиваются сплавины и осочники. По краям террасы обычны бордюрные ивняки и ольховники. Среди приподнятой равнины этой местности характерны термокарстовые аласы со множеством озерков и болот, причем многие болота залуговелые.

Примечательности: В ботаническом отношении наибольший интерес вызывают острова и берега Анадыря, представляющие размывающиеся высокие террасы. Здесь встречаются довольно богатые флористически комплексы ольховых лесов с полянами. Леса высотой до 8 м четырехъярусные, в первом ярусе ольха волосистая Alnus hirsuta, с некоторым проникновением высоких ив Salix udensis, S. schwerinii, во втором ярусе Alnus fruticosa, постепенно переходящая после устья р. Майн в Alnus kamtschatica. Во втором ярусе также обильны кедровый стланик Pinus pumila, береза кустарниковая Betula middendorffii, рябина сибирская Sorbus sibiricus, в третьем ярусе - Spiraea salicifolia, Rosa acicularis, Ribes triste. В напочвенном покрове преобладают злаки (Calamagrostis langsdorffii, Arctagrostis arundinacea), много видов встречается в разнотравье (Trientalis europaea, Smilacina trifolia, Fimbripetalum radians, Chamerion angustifolium, Equisetum arvense и др.). На территории заказника начинаются первые комплексы этого типа, которые ниже по течению Анадыря будут выражены более четко. Такой комплекс ольховых лесов со смородиной и вейниковых лугов характерен для всех крупных рек Южной Чукотки, протекающих на равнинах и низменностях через рыхлые толщи четвертичных отложений и лишенных галечных русел (Беликович, 2001б). В нем под пологом высоких деревьев находят прибежище многие бореальные виды, а по берегам начинают развиваться (и не успевают из-за интенсивной динамики русел проток) ивняки. Удивительно развитие под пологом высокой ольхи кедрового стланика, который при выходе участка из пойменного режима начинает активизироваться и вытеснять ольху.

Вся долина реки отличается высокой скоростью динамики русловых процессов – основное русло сдвигается к западу, моя все новые и новые участки высокой террасы, а с востока из полосы пойменного режима выходят новые полосы растительности. На островах начинается протайка мерзлоты, на крупных островах образуются термокарстовые просадки, в которых образуются болота, озера, затем озера дренируются через протоки, и на них формируются хвощево-злаковые луга. В связи с этим в растительном покрове заказника в этой полосе идет постоянная сукцессия, и большинство участков представляет собой ряды серийной растительности. В примайнской полосе растительный покров более стабилен, и здесь наблюдается большее количество ксероморфных элементов, в том числе большее развитие получают лишайниковые тундры и лишайниковые заросли кедрового стланика.

В связи с тем, что Парапольско-Бельская низменность могла играть роль рефугиума в периоды последних оледенений (Кожевников, 1978в), в районе заказника имеется хорошо сложенный флороценотический комплекс, который оформился в середине голоцена, во время климатического оптимума. В то время лесотундровый тип растительности занимал всю Анадырскую низменность, и целая свита бореальных видов появилась в Марковской впадине (Кожевников, 1978в). Эта волна бореальных видов вытеснила множество тундровых гигро- и мезофитов, тундровый ландшафт был преобразован, и мощные заросли стлаников покрывалю всю впадину. Лиственница исчезла с этой территории во второй половине голоцена, когда началось похолодание. Тем не менее, общий лесной облик растительного покрова впадины (высокие кедровостланиковые заросли и ольховые леса) сохранился.

Слева: Иван-чай узколистный Chamerion angustifolium

Справа: Горец эллиптический Polygonum ellipticum

Растительные сообщества (Беликович, 1990, 1991, 2001б; Кожевников, 1977; соотношение площадей дается для всей территории заказника):

прианадырской местности:

4% - комбинации лишайниковых, кустарничковых кедровостланиковых зарослей и кустарничковых, ерниковых мохово-лишайниковых тундр (Pinus pumila, Betula middendorffii, B. exilis, Carex globularis, Ledum decumbens, Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea, Calamagrostis lapponica, Carex algida, C. lugens, Saussurea pseudoangustifolia) на ровных и возвышенных участках террасы;

2% - комбинации ерников, ивняков и кустарничково-мохово-лишайниковых тундр (Betula exilis, B. middendorffii, Salix pulchra, S. krylovii, S. bebbiana, Pentaphylloides fruticosa, Spiraea salicifolia, Rubus arcticus, Arctagrostis latifolia, Vaccinium uliginosum, Carex lugens, C. pallida, Equisetum arvense, Aconitum productum) по понижениям и ложбинам террас;

3,5% -грядово-мочажинные комплексы кустарничково-сфагновых, осоково-сфагновых болот и ерниковых кустарничковых моховых тундр (Oxycoccus microcarpus, Smilacina trifolia, Chamaedaphne calyculata, Betula exilis, Rubus chamaemorus, Andromeda polifolia, Vaccinium uliginosum, Carex soczavaeana, С. chordorrhiza, C. stans);

10% - комбинации осоковых, хвощевых и разнотравных болот (Carex stans, C. vesicata, С. rotundata, C. rhynchophysa, Equisetum fluviatile, Rumex aquaticus, Utricularia intermedia, Potamogeton tenuifolius, Comarum palustre) и кустарничковых мохово-лишайниковых тундр (Vaccinium uliginosum, Ledum decumbens, Betula exilis, Salix pulhra);

3% - комбинации осоково-хвощевых и осоково-разнотравных лугов по берегам озер (Spiraea salicifolia, Carex schmidtii, C. appendiculata, C. vesicata, C. rhynchophysa, Calamagrostis langsdorffii, Iris setosa, Polemonium villosum, Cicuta virosa, Cardamine pratensis, Senecio congestus, Petasites frigidus, Equisetum fluviatile, Ranunculus reptans, R. gmelinii);

35% - комбинации хвощевых и разнотравных ольховых лесов и вейниковых лугов (Alnus hirsuta, Ribes triste, Sorbus sibirica, Alnus kamtschatica, Salix lanata, Cacalia hastata, Maianthemum bifolium, Calamagrostis langsdorffii, Mulgedium sibiricum, Rosa acicularis, Equisetum arvense) на высоких останцах террасы - островах и берегах реки Анадырь;

0,5% - комбинации злаково-осоковых и хвощевых сообществ (Dupontia psylosantha, Eleocharis acicularis, Equisetum arvense, E. fluviatile, Juncus brachyspathus, Rumex aquaticus, Carex vesicata, Gnaphalium uliginosum, Stellaria calycantha, Deschampsia sukatschewii) по заиленным косам, понижениям по берегам островов, днищам пересохших проток;

примайнской местности:

16% - комбинации лишайниковых, кустарничковых кедровостланиковых зарослей и кустарничковых, ерниковых мохово-лишайниковых тундр (Pinus pumila, Betula middendorffii, B. exilis, Arctous alpina, Spiraea stevenii, Ledum decumbens, Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea, Empetrum subholarcticum, Antennaria dioica, Carex globularis, C. lugens, C. algida) на ровных и возвышенных участках;

17% - грядово-мочажинные комплексы кочкарных осоково-пушицевых и осоково-кустарничковых тундр и зарослей кедрового стланика, ивняков (Pinus pumila, Betula exilis, Salix anadyrensis, S. saxatilis, S. myrtilloides, Andromeda polifolia, Eriophorum vaginatum, E. russeolum, E. polystachion, Carex lugens, C. stans, C. limosa, Pedicularis adunca, Rubus chamaemorus) по зарастающим протокам и понижениям;

1% - комбинации ивняков и лугов (Salix krylovii, S. pulchra, S. bebbiana, Rubus arcticus, Calamagrostis langsdorffii, Iris setosa, Polygonum tripterocarpum, Viola biflora, Spiraea stevenii, Pentaphylloides fruticosa) вдоль сухих и полусухих проток;

5% - комбинации злаково-осоковых сообществ по берегам зарастающих озер (Arctagrostis arundinacea, Calamagrostis langsdorffii, Petasites frigidus, Menyanthes trifoliata, Caltha natans, Eriophorum medium, E. scheuchzerii, Hippuris vulgaris, Cicuta virosa) и ерников, ивняков из Salix anadyrensis (Betula middendorffii, B. exilis, Spiraea stevenii);

2% - сплавины на озерах (Carex rhynchophysa, Equisetum fluviatile, Cicuta virisa, Eriophorum scheuchzeri, Comarum palustre, Carex vesicata, C. appendiculata, C. limosa, Caltha arctica, Utricularia minor).

1% - степоиды (Arctous alpina, Empetrum subholarcticum, Hierochloe alpina, Dianthus repens, Silene stenophylla, Claytonia arctica, Lychnis sibirica subsp. samojedorum, Silene repens) по пологим склонам увалов и холмов в сторону Майна.

Биоразнообразие: флора заказника, по экспертным данным, должна составлять около 220 видов. В соседнем, примыкающем с юго-запада районе Марковской впадины, отмечено 243 вида, а в соседнем восточном районе Усть-Бельских гор – 286 видов (Беликович, 2001). В ландшафтном и ценотическом отношении разнообразие растительного покрова территории невелико в связи с однообразием экосистем.

Охраняемые виды: Редких видов растений на территории заказника не зарегистрировано, так как флора района является в основном голоценовой. Но необходимо отметить, что в заказнике охраняется практически более нигде не охраняемый комплекс темнохвойных, кедровостланиковых лесов на северной границе своего распространения. Это уникальный тип растительности лесотундрового характера, изученный гораздо слабее, чем настоящие хвойные леса бореального склада (Беликович, 1999а). Он реализован на территории ООПТ в виде сплошных зарослей высотой 3-4 м, тянущихся контурами площадью до 1 км, и в виде фрагментарных массивов, в сочетании с болотами, с мохово-лишайниковыми тундрами, ивняками, ольховниками и лугами. Таким образом, он образует здесь большое разнообразие мезокомбинаций, слабо подвержен пожарам из-за близости мерзлоты и сильно обводненности местности, и потому может считаться эталоном данного типа экосистем.


Русское ботаническое обществоBotanic Garden Conservation InternationalThe Plant ListPlantariumEast Asia Botanic Garden NetworkСовет ботанических садов РоссииRussian electronic libraryБиблиотека ШипуноваРоссийская Академия наукРейтинг@Mail.ru
Вверх