Логотип БСИ ДВО РАН
Проектируемые заказники

Растительный мир ООПТ Чукотки

© OCR - Беликович А.В., Галанин А.В., Афонина О.М., Макарова И.И. Публикуется по тексту: Беликович А.В., Галанин А.В., Афонина О.М., Макарова И.И. Растительный мир особо охраняемых территорий Чукотки . Владивосток: БСИ ДВО РАН, 2006. 260 с.


Проектируемые охраняемые территории Южной Чукотки

Федеральный заказник «ЮЖНО-ЧУКОТСКИЙ»

Система ООПТ Южной Чукотки с показом существующего регионального заказника «Автаткууль» и границ новых заказников и памятников природы.

Заказник располагается в Беринговском районе и включает в себя обширную территорию по побережью Берингова моря от бассейна р. Ваамочка (включая его полностью) и до бухты Гавриила, исключая лишь самое крупное озеро Пекульнейское и Майнопильгинскую косу с окрестностями (см. рис.). Предполагаемая площадь - 741 тыс. га. Охватывает природные территории и акватории южной части севера Корякского нагорья, чрезвычайно ценные для сохранения ряда глобально редких видов, и охраны крупнейших на Южной Чукотке мест концентраций водоплавающих птиц, основных птичьих базаров и крупнейших нерестилищ нерки в регионе.

ООПТ целиком находится в Арктической геоботанической области, подзоне кустарниковых тундр, и отличается распространением океанических вариантов тундр и кустарников – луговинных тундр и ольховых зарослей из Alnus kamtschatica. ООПТ охватывает частично приморские низменности, несколько озер лагунного типа, галечные косы, отграничивающие от моря бухту Орианда и оз. Кайпыльгын, а также моренные холмы и низкогорья, прилегающие к низменности и разделяющие впадины.

Заказник «Южно-Чукотский». Майнопильгинский горный узел

Наибольшую площадь составляют склоны гор ближайших хребтов - южных отрогов Майнопильгинского горного узла с отдельными поднятиями до 600 м над ур. моря (хребты Янранай, Туманный, Якану, Черный, Дикий и др., в совокупности называющихся горами Уквушвуйнен). В районе оз. Ваамочка находится сильно обводненная низменность с полигональными болотами, торфяными буграми и мириадами озер. Во впадинах в месте выползания в плейстоценовое время ледников с гор Корякии расположены крупные, 15-20 км в поперечнике, озера. Между озерами в предгорьях распространены моренные холмы, возвышающиеся на 100-200 м над ур. моря, вдоль берега наблюдается полоса более низких холмов (с превышениями 10-20 м) конечной морены.

Примечательности: Замечательным элементом растительности ООПТ являются своеобразные карликовые ольховые леса из низких (50-70 см) ольховников. Обычно они сочетаются с мохово-лишайниковыми дриадово-разнотравными тундрами с фрагментами луговин и развиваются на склонах гор, обращенных к морю. Под пологом таких карликовых ольховников доминируют Vaccinium uliginosum, Arctous alpina, широколистная круглолистная форма Ledum decumbens. Видовой же состав сообщества типичен для подобных лесов нормальной высоты: Spiraea stevenii, Poa tanfiljewii, Pyrola rotundifolia subsp. incarnata, Aconitum delphinipholium, Tilingia ajanensis, Boschnjakia rossica, Saxifraga nelsoniana. Ольховники обычно занимают 50% площади таких комбинаций. Второй элемент комбинации - дриадово-разнотравная тундра (доминанты Dryas punctata, Diapensia obovata, Rhododendron camtschaticum, Vaccinium vitis-idaea). Характерно участие Rhododendron parvifolium, Salix arctica. Остальные кустарнички более редки. Из разнотравья обычны Artemisia furcata, Polygonum viviparum, P. ellipticum, P. tripterocarpum, Carex scirpoidea. Третий элемент этой же комбинации - фрагменты вейниковых лугов по микроложбинам с Artemisia leucophylla, Luzula parviflora, Carex podocarpa, Pedicularis nasuta.

Другой чрезвычайно широко распространенный на ООПТ и уникальный тип растительных сообществ - называемые альпийские луготундры, характерные для склонов гор южных и приюжных экспозиций. Обилие разнотравья и злаков придает этим луготундрам физиономический облик лугов, хотя здесь довольно много и кустарничков (Salix chamissonis, Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea, Arctous alpina, Rhododendron camtschaticum, Rh. aureum, Empetrum subholarcticum, Phyllodoce caerulea). Из злаков обычны Bromopsis pumpellianus, Hierochloё alpina, Trisetum spicatum, Calamagrostis lapponica, C. purpurea, Poa arctica. Среди разнотравья встречаются Anemone sibirica, Moehringia lateriflora, Pedicularis amoena, Gentiana glauca, Aconitum delphinipholium, Lloydia serotina, Polygonum tripterocarpum, Thalictrum alpinum, Saxifraga nelsoniana, Saussurea parviflora, Cerastium beeringianum, Mertensia pubescens, Rhodiola rosea, Crepis chrysantha и др.

Альпийские луготундры на склонах. Типичный ландшафт по берегам озер Пекульнейских. Фото Д. Добрынина.

Из осок наиболее обильна Carex podocarpa. В целом видовое разнообразие этих тундр очень большое, так как здесь одновременно встречаются виды и тундрового, и лугового комплекса. Чаще всего луготундры сочетаются с мохово-лишайниковыми кустарничковыми тундрами. В составе этого элемента комбинации доминируют Salix arcica, Rhododendron camtschaticum и Diapensia obovata. Обильны Artemisia arctica, Vaccinium vitis-idaea, Luzula multiflora. В местах выхода камней и на сусликовинах попадаются немногочисленные кустики Spiraea stevenii, Salix krylovii и Pentaphylloides fruticosа. Из видов, дифференцирующих луготундры в заказнике, следует в первую очередь отметить дерен шведский - Chamaeperyclimenum suecicum.

Растительные сообщества ООПТ (Беликович, 2001а):

20% - комбинации разнотравно-кустарничковых и мохово-лишайниковых кустарничковых луговинных тундр (Diapensia obovata, Arctous alpina, Rhododendron camtschaticum, Artemisia arctica, Tilingia ajanensis, Gastrolychnis apetalum, Pedicularis amoena Dryas punctata Salix arctica Phyllodoce coerulea, Loiseleuria procumbens, Rhododendron camtschaticum) по южным склонам гор, обращенным к морю;

1% - комбинации редкокуртинных тундр и открытых группировок растительности (Salix arctica, Vaccinium uliginosum, Rhododendron camtschaticum, Silene stenophylla, Artemisia glomerata, Saxifraga firma Cardamine bellidifolia, Chamerion latifolium, Stellaria fischeriana, Dicentra peregrina, Draba kamtschatica, Campanula lasiocarpa, Woodsia ilvensis, Poa malacantha Thlaspi camtschaticum, Teproseris subfrigida, Leymus ajanensis, Saxifraga porsildiana, S. cernua) на выходах скал, останцов, осыпях под ними;

5% - комбинации мохово-лишайниковых разнотравно-кустарничковых и разнотравных тундр и луговин (Salix krylovii, S. pulchra, Spiraea stevenii, Salix saxatilis, Calamagrostis lapponica, Carex algida, Diphasiastrum alpinum, Lycopodium annotinum, Huperzia selago, Veratrum oxysepalum, Rubus arcticus, Trientalis europaea, Chamerion angustifolium, Geranium erianthum, Arctagrostis latifolia, Poa arctica, Calamagrostis lapponica, Pyrola minor, Claytonia eschscholtzii, Saussurea parviflora, Gentiana algida, Erithrichium villosum) по шлейфам склонов;

40% - комбинации растительности моренных холмов: кустарничково-разнотравные тундры вершин холмов, разнотравные тундры на склончиках и вейниковые луготундры на пологих склонах (Phyllodoce coerulea, Loiseleuria procumbens, Rhododendron aureum, Rh. camtschaticum, Diapensia obovata, Arctous alpina, Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea, Dryas punctata, Ledum decumbens, Cassiope tetragona, Empetrum subholarcticum, Salix arctica);

2% - комбинации лугов, луготундр и луговин с ивняками и мохово-лишайниковыми разнотравными тундрами (Veratrum oxysepalum, Aruncus camtschaticus, Polemonium campanulatum, Myosotis suaveolens, Aconitum delphinipholium, Mertensia pubescens, Geranium erianthum, Festuca altaica, Leymus ajanensis, Bromopsis pumpellianus) по бортам ущелий, вдоль водотоков, на конусах выноса и надпойменных террасах ручьев;

15% - комбинации осоковых, осоково-хвощевых, осоково-кустарничковых, сфагново-кустарничковых и разнотравно-осоковых болот и бугристых заболоченных тундр (Equisetum fluviatile, Hippuris vulgaris, Carex aquatilis, C. saxatilis, Comarum palustre, Salix pulchra, S. saxatilis, , Salix saxatilis, S. pulchra, S. chamissonis. На кочках характерно присутствие здесь множества видов, свойственных лугам - Rubus arcticus, Trientalis europaea, Viola epipsiloides, Polemonium acutiflorum, Iris setosa, Equisetum arvens) на обширных флювиогляциальных террасах и по берегу озер;

6% - комбинации болот, заболоченных лугов и ивняков из Salix pulchra (Ranunculus pallasii, Caltha palustris, Eriophorum russeolum, E. polystachion, Hierochloё odorata, Viola epipsiloides, Ranunculus turneri, Moehringia lateriflora, Carex saxatilis, C. membranacea, Luzula parviflora, Сarex aquatilis, C. rariflora, Cardamine microphylla, Allium shoenoprasum, Salix chamissonis) в обширных низменностях в приустьевых частях крупных рек с протоками;

6% - комбинации осоково-арктофилово-сабельниковых болот в понижениях и кустарничково-разнотравных осоково-пушицевых болот на валиках (Carex aquatilis, Eriophorum russeolum, E. polystachion, Comarum palustre, Andromeda polifolia, Vaccinium uliginosum, Salix reticulata, S. saxatilis, S. pulchra, Arctophila fulva, Juncus biglumis, Triglochin palustre, Equisetum arvense, Petasites frigidus, Anemone richardsonii, Rubus arcticus, Polemonium acutiflorum, Valeriana capitata, Hedysarum hedysaroides, Stellaria crassipes, Saxifraga nelsoniana, S. hirculus, S. foliolosa) вдоль проток в устьях рек;

1% - комбинации голубичных и разнотравно-ивковых тундр с ивнячками (Salix alaxensis, Salix chamissonis, S. reticulata, Equisetum arvense, Rubus arcticus, Pentaphylloides fruticosa, Luzula beringensis, Phyllodoce coerulea, Anemone richardsonii, Saxifraga nelsoniana, Rhodiola rosea, Tilingia ajanensis, Pedicularis verticillata) на участках русел водотоков с наледным режимом, характерных для троговых узких долин;

1% - комбинации леймусовых галофитных и разнотравных лугов (Leymus villosissimus, Senecio pseudoarnica, Angelica gmelinii, Potentilla egedii, Gentianella auriculata, Trientalis europaea, Cardamine pratensis, Polemonium acutiflorum, Rubus arcticus, Artemisia arctica, A. leucophylla) на береговых валах и косах;

3% - комбинации маршевых лугов, тундр и болот (Potentilla egedii, Rhodiola integrifolia, Salix ovalifolia, S. reticulata, S. chamissonis, Stellaria humifusa, Koenigia islandica, Calamagrostis deschampsioides, Dupontia psylosantha, Carex gmelinii, C. stans, C. rariflora, Eriophorum polystachion, Empetrum subholarcticum) по низменным берегам.

Биоразнообразие: во флоре ООПТ выявлено около 350 видов сосудистых растений (Беликович, 2001а).

Охраняемые виды: На территории ООПТ найдены редкие виды – клайтония Васильева Claytonia vassiljevii и интересный южно-охотский вид из орхидных Lysiella oligantha, указываемый для Камчатки, близкий к северо-американскому Habenaria obtusata. На ООПТ выявлено 6 редких видов мхов - Bryoxiphium norvegicum, Campylopus subulatus, Dicranum scoparium, Leptodictyum riparium, Lescureae saxicola, Myurella sibirica.

Участок «Озеро Майниц»

Участок включает само озеро и вытекающую из него р. Гытгывеем, впадающую в р. Ныгчеквеем, которые являются уникальными нерестовыми водоемами. Озеро расположено к северу от основной территории заказника и имеет площадь 6 тыс. га.

Озеро Майниц входит в подзону кедровостланиковых лесов Бореальной области и находится в краевой цепи хребтов Корякского нагорья и отграничено от Великореченской впадины низкогорным хребтом Кэнкэрэн. Крупное, 20 км длиной и 1-4 км шириной, озеро Майниц, по всей видимости, заполняет провал первично тектонического происхождения, подпруженный позднее мореной.

Примечательности: Самая любопытная особенность растительного покрова на территории ООПТ связана с озером Майниц, крупнейшим озером региона, воздействующим на микроклимат окружения. По склонам гор, обращенных к озеру, развиваются настоящие ольховые леса океанического типа, сочетающиеся на более каменистых и дренированных частях склонов с кедровостланиковыми лесами. Это резко отличает приозерную растительность от остальной части Корякского нагорья, где склоновые ольховники не выражены. На моренном комплексе в районе оз. Майниц также распространены комбинации ольховников, кедровостланиковых лесов и ерников по крутым склонам ущелий и каньонов, а также комбинация ивнячков и лугов. В напочвенном покрове здесь изобилие мезофильного разнотравья. Особенность ольховых лесов этого кластера - мощный вейниково-хвощевый покров с доминированием не Equisetum arvense, а E. pratense и E. sylvaticum, а также высокие заросли золотистого рододендрона и голубики. В ольховых лесах склонов северных экспозиций характерен хорошо развитый второй ярус из Salix pulchra, с участием S. krylovii, S. lanata. Другие элементы ивняков в этих комбинациях обычны, в них обильны спирея Стэвена, курильский чай, карликовая березка. Вторая особенность - повышенная влажность этих лесов, благодаря чему самым обильным видом травостоя в них является Petasites frigidus. Здесь не редкость морошка, Carex ensifolia и Claytonia acutifolia. Поэтому котловина озера может считаться рефугиумом для океанических типов растительности, в ольховых лесах при более детальных обследованиях могут быть найдены бореальные реликты и редкие виды.

На различных геоморфологических элементах озерных ванн Майница (в прибрежной полосе, на днище мелководья, в воде) произрастает специфическая прибрежно-водная растительность, гораздо более богатая, чем на берегах других озер района. Так, в воде встречаются рдесты Potamogeton praelongus, P. alpinus subsp. alpinus, P. pectinatus, ежеголовник Sparganium hyperboreum, уруть Myriophyllum sibiricum, шелковники Batrachium trichophyllum, B. divaricatum. Любопытна и растительность наледных участков приозерных террас высотой не более 30 см. Эти террасы довольно сырые, замоховелые, наледь стаивает полностью в конце июля. Видимо, источником наледи здесь служат подземные тектонические воды, разгружающиеся по сбросовым кольцевым разломам вокруг озера. Общее задернение сосудистыми растениями здесь 60-65%. Растительный покров довольно типичен для всех наледных зон этой провинции - это комбинация низких (до 30 см высоты) ивнячков из Salix saxatilis с шикшей и голубикой, в которых обильна Carex norvegica, злаково-разнотравных моховых тундр и галечников с изобилием Chamerion latifolium. На галечных пляжах озера развиты спорадично распространенные фрагменты осоково-луковых низких лужков («гусиных пастбищ») из Carex rigidioides и Allium shoenoprasum. Галечные валы состоят из мелкой, хорошо окатанной гальки, и характеризуются куртинной растительностью из всходов Salix pulchra, отдельных групп Deshampsia borealis, а в местах стока наледных вод - Carex eleusinoides.

Растительные сообщества кластера (Беликович, 2001а):

16% - комбинации кедровостланиковых зарослей и кустарничковых, разнотравно-кустарничковых мохово-лишайниковых тундр (Pinus pumila, Betula middendorffii, B. exilis, Salix saxatilis, Pentaphylloides fruticosa, Arctous alpina, Loiseleuria procumbens, Empetrum subholarcticum, Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea, Carex melanocarpa, Hedysarum hedysaroides, Pedicularis labradorica) на выпуклых участках склонов, грядах по бортам Майницкого провала;

60% - комбинации ольховников, кедровостланиковых лесов и ерников (Alnus kamtschatica, Rhododendron aureum, Vaccinium uliginosum, Equisetum arvense, E. pratense, E. sylvaticum Salix pulchra, S. krylovii, S. lanata, Spiraea stevenii, Pentaphylloides fruticosa, Betula exilis, Petasites frigidus, Carex ensifolia, Claytonia acutifolia) в сочетании с ивнячками и лугами по крутым склонам ущелий и каньонов на бортах провала;

10% - комбинации ольхово-кедровостланиковых лесов, ивняков и сфагновых кустарничковых и осоковых болот (Alnus kamtschatica, Salix hastata, S. lanata, Salix krylovii S. saxatilis, Betula exilis, Ledum decumbens, Rubus chamaemorus, Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea, Empetrum subholarcticum, Rubus arcticus, Aruncus kamtscaticus, Veratrum oxysepalum, Oxycoccus microcarpus, Carex limosa, C. rariflora, C. rotundata, Eriophorum vaginatum, E. russeolum, Calamagrostis purpurea, Viola epipsiloides, Comarum palustre) по берегам озера и впадающих в него водотоков, реки Гытгывеем;

9% - прибрежно-водная растительность (Potamogeton praelongus, P. alpinus subsp. alpinus, P. pectinatus, Sparganium hyperboreum, Myriophyllum sibiricum, Batrachium trichophyllum, B. divaricatum) по берегам озера;

2% - комбинации низких ивнячков из Salix saxatilis с шикшево-голубичными, злаково-разнотравными моховыми тундрами и осоковниками (Carex norvegica, Chamerion latifolium) на наледных участках старых галечников приозерных террас;

3% - осоково-луковые низкие лужки и редкотравные луга (Carex rigidioides, Allium shoenoprasum, Salix pulchra, Deshampsia borealis, Carex eleusinoides) на галечных пляжах озера.

Биоразнообразие: на территории кластера встречается 200 видов сосудистых растений (Беликович, 2001а).

Охраняемые виды: В ольховых лесах по бортам Майницкого провала находятся рефугиумы бореальных видов (седмичник европейский Trientalis europaea, хвощи лесной, луговой и болотный Equisetum sylvaticum, E. pratense, E. palustre, – волжанка камчатская Aruncus kamtschaticus и др.), широко распространенных здесь в голоценовый оптимум, где они существовали в лесах Южной Беринги. Некоторые редкие виды встречаются в воде озер Майниц и Гытгыкай (рдесты продолговатый и гребенчатый Potamogeton praelongus и P. pectinatus, ежеголовник гиперборейский Sparganium hyperboreum, уруть сибирская Myriophyllum sibiricum, шелковник Batrachium trichophyllum).

Участок «Мыс Наварин»

Небольшое озерко на морской террасе в районе мыса Наварин

Участок включает в себя мыс Наварин - самую южную оконечность Чукотки и составляет площадь 3 тыс. га. На территории находятся уникальные наскальные рисунки возраста около 2 тыс. лет, изображающие сцены охоты древних людей на северных оленей, есть рисунки пасущихся оленей. Подлежат охране как памятники древней культуры. Территория памятника включает также крайне-западные в Чукотском нагорье выходы карбонатных палеозойских пород с сопутствующим им комплексом кальцефитов, включающим реликтовые виды. Здесь зарегистрированы самые крупные на Южной Чукотке птичьи базары, с общей численностью более полумиллиона птиц на скалах от устья реки Аин (Пика) до мыса Наварин.

Это район регулярной летней концентрации орлана-белохвоста (занесенного в Красную книгу РФ) на нерестилищах нерки. Одна из наиболее крупных, сохранившихся на побережьях Корякского нагорья, концентрация горных баранов в горных хребтах к западу от мыса Наварин, места обитания с высокой плотностью черношапочного сурка –эндема Корякского нагорья (у мыса Чесма). Места регулярных встреч и периодических лежбищ моржей (устье р. Аин (Пика)), самое южное лежбище сивуча и место массовой миграции серого кита у побережья.

Растительный покров мыса Наварин детально описан А.В. Беликович (2001а). Благодаря уникальности растительности мыс Наварин был выделен в самостоятельную, Наваринскую геоботаническую провинцию (Беликович, 1998). Основную площадь кластера занимает горное поднятие с высотами 500-540 м, выходящее в Берингово море двумя мысами – Наварин и Чесма. С севера кластер отграничен бассейнами рек 1-я, 2-я и 3-я Грейга. В отличие от более северного мыса Литке, где установлен маяк, и района губы Гавриила, где находилась гидрометеорологическая станция и продолжают сохраняться летние стоянки коренных жителей, территория мыса Наварин практически ненарушена и может считаться эталоном заповедности.

Примечательности: Район характеризуется абсолютным отсутствием в растительности древесных и кустарниковых видов. Выпадает не только кедровый стланик, но и столь характерные для всей Северной Корякии виды, как Alnus fruticosa, A. kamtschatica, Salix pulchra, S. krylovii. Во всех сообществах высокообильны виды разнотравья, в тундрах появляются виды, свойственные больше Центральной и Восточной Чукотке - такие, как Oxygraphis glacialis и Phippsia algida. Существенной особенностью растительности является обилие Salix chamissonis, S. reticulata, Saxifraga hirculus, произрастающих практически на всех формах рельефа.

Отсутствие кедрового стланика и кустарниковой ольхи в Наваринском районе, по-видимому, связано не только с суровостью местного климата, но и с четвертичной историей. Высокий эндемизм флоры и особенности растительности (преобладание лугов и луготундр) однозначно подтверждают этот вывод. По всей вероятности, растительный покров мыса Наварин унаследовал многие черты флоры и растительности Южной Берингии.

Растительные сообщества (Беликович, 2001а, процент покрытия дается для района мыса Наварин с включением бассейнов рек Грейга):

5% - комбинации пятнистых разнотравно-кустарничковых и разнотравных мохово-лишайниковых тундр (Silene acaulis, Saxifraga firmai, Campanula lasiocarpa, Oxytropis nigrescens, Castilleja pallida, Minuartia arctica, Artemisia borealis, Saxifraga serpyllifolia, S. setigera) по плоским вершинам, гребням и склонам гор, возвышенным участкам морских террас;

2% - комбинации редкотравных тундр на курумах и осыпях (Crepis chrysantha, Saussurea tilesii, Mertensia pubescens, Cerastium beeringeanum, Silene stenophylla, Cardamine bellidifolia, Artemisia furcata, Stellaria fischeriana, Tephroseris lenensis, Chamerion latifolium, Festuca brachyphylla var. vivipara, Poa malacantha var. vivipara, Senecio jacutica, Dicentra peregrina, Viola biflora, Claytonia arctica, Arnica iljinii, Thlaspi kamtscaticum);

20% - комбинации бугорковатых щебнистых разнотравно-кустарничковых и пятнистых шикшево-разнотравных тундр по седловинам, морским и вторым надпойменным террасам (Vaccinium uliginosum, Salix saxatilis, Ledum decumbens, Betula exilis, Equisetum arvense, Arctagrostis latifolia, Calamagrostis purpurea, C. lapponica, Poa arctica, Carex ensifolia, Hedysarum hedysaroides, Salix chamissonis, S. reticulate, Saxifraga nelsoniana);

28% - комбинации нивальных разнотравных и разнотравно-кустарничковых тундр и луговинных тундр (Sibbaldia procumbens, Pyrola minor, Salix chamissonis, S. polaris, Rhododendron camtschaticum, Phyllodoce coerulea, Carex podocarpa, C. tripartita, Festuca altaica, Petasites frigidus, Angelica gmelinii, Mertensia pubescens, Chamaepericlymenum suecicum, Galium boreale, Rubus arcticus, Iris setosa, Arctagrostis latifolia) по бортикам каньонов, бровкам террас и обрывов, скалам и останцам, надпойменным террасам и поймам;

1% - луговины в местах норения черношапочного сурка – сурчин (Carex koraginensis, Festuca altaica, Oxyria digyna, Rhodiola rosea, Geranium erianthum, Myosotis suaveolens, Erigeron humilis, Artemisia arctica, Ranunculus monophyllus, Taraxacum tamarae, Calamagrostis purpurea, Potentilla uniflora, Chamaepericlymenum suecicum) в лощинах, нижней части склонов и узких долинок ручьев;

30% - комбинации осоково-гипновых болот и сырых и заболоченных кустарничково-осоковых тундр (Salix saxatilis, Empetrum subholarcticum, Eriophorum polystachion, Carex aquatilis, Rubus chamaemorus, Equisetum arvense, Salix chamissonis, Saxifraga hirculus, Petasites frigidus, Claytonia acutifolia, Saussurea parviflora, Gastrolychnis apetalum, Polygonum viviparum, Pedicularis oederi) в понижениях на плоских участках морских террас и седловин, а также по ложбинам стока на пологих склонах гор;

2% - комбинации сырых мохово-лишайниковых разнотравно-кустарничковых тундр с пятнами суглинка и луговинами (Sagina intermedia, Koenigia islandica, Saxifraga cernua, Luzula unalashkensis, L. multiflora, Montia lamprosperma, Salix arctica, S. ovalifolia, S. reticulata, S. nummularia, Poa arctica, P. malacantha var. vivipara, P. beringiana, Calamagrostis arctica) на бровках морских террас;

6% - комбинации разнотравных лугов (Polemonium acutiflorum, Aconitum delphinipholium, Oxyria digyna, Rhodiola integrifolia, Hedysarum hedysaroides, Geranium erianthum, Festuca altaica, Luzula multiflora, Anemone richardsonii, Erigeron humilis, Tilingia ajanensis, Rubus arcticus, Saxifraga hirculus, Artemisia arctica, Myosotis suaveolens, Mertensia pubescens, Aster sibiricus), сырых лугов и луготундр (Empetrum subholarcticum, Salix chamissonis, Galium boreale, Artemisia arctica, Polygonum viviparum и Polemonium acutiflorum) на высоких уровнях пойм и надпойменных террасах;

2% - комбинации редкотравных лугов с отдельными кустиками Salix alaxensis и S. hastata (Salix nummularia, Deschampsia borealis, Duponthia psylosantha, Petasites frigidus, Equisetum arvense subsp. boreale, Aster sibiricus, Calamagrostis lapponica, Parnassia kotzebuei, Cardaminopsis petraea) и разреженных группировок растительности (Chamerion latifolium, Polemonium acutiflorum, Arctagrostis latifolia, Leymus ajanensis, Alopecurus glaucus, Poa malacantha, P. alpigena, Festuca cryophila, Сerastium regelii, Artemisia leucophylla, Chrysosplenium kamtschaticum, Saxifraga nelsoniana, Cardaminopsis petraea) на свежих аллювиальных галечных наносах;

2% - комбинации галофитных лугов низкотравных лужков и тундр (Senecio pseudoarnica, Leymus villosissimus, Angelica gmelinii, Potentilla anserina subsp. egedii, Chamaepericlymenum suecicum, Gentianella auriculata, Trientalis europaea, Cardamine pratensis, Polemonium acutiflorum, Rubus arcticus, Artemisia arctica, A. leucophylla) галечных береговых валов и кос;

2% - комбинации маршевых лугов, осоково-злаковых маршей и осоковых болот (Potentilla anserina subsp. egedii, Rhodiola integrifolia, Salix ovalifolia, Stellaria humifusa, Koenigia islandica, Calamagrostis deschampsioides, Carex gmelinii, Dupontia psylosantha, Carex stans, C. rariflora, Eriophorum polystachion, Empetrum subholarcticum, Salix reticulata, S. chamissonis) в устье рек, впадающих в Берингово море.

Биоразнообразие: на территории кластера встречается 258 видов сосудистых растений (Беликович, 2001а).

Охраняемые виды: в щебнистых тундрах на платообразных поверхностях гор произрастает вероятно эндемик южной оконечности Чукотки новый вид полыни (Artemisia pseudosenjavinensis sp. nova), еще не описанный в науке.

Региональный заказник «НИЖНЕ-АНАДЫРСКИЙ»

В состав заказника, расположенного в Беринговском районе, частично вошли наиболее ценные территории трех природных заказников местного уровня – «Автаткууль», «Туманский» и «Тундровый». Заказник имеет кластерную территориальную организацию. Главной его частью является территория бывшего заказника Туманского, который при своей организации в 1971 году включал в себя правобережье р. Туманской до лагуны Кайну-Пильген. В 2002 г. этот заказник был ликвидирован, а проектируемая площадь нового составляет 565 тыс. га.

На территории заказника преобладают типичные тундры прибрежной морской зоны, имеются подходящие условия для отдыха, кормежки при перелетах и для гнездования тундровых птиц. Низменные побережья Гнилого угла Анадырского Лимана, лагуны Тымна и залива Онемен являются местом массового гнездования белолобого гуся, основным очагом воспроизводства этого вида на Южной и Восточной Чукотке (общая численность не менее 6-7 тыс. птиц). Здесь находится район наиболее высокой гнездовой плотности в России гуся-белошея, места гнездования и линьки до 10 тыс. черной казарки (включая залив Клинковстрема) и основные на Южной Чукотке гнездовые колонии камчатской крачки - видов, внесенных в Красную книгу РФ. На отдельных подходящих участках побережья к югу вплоть до лагуны Южной гнездится кулик-лопатень, также занесенный в Красную книгу РФ. На лагуне Кайнопильген ежегодно для линьки собираются со значительной части Чукотки более 20 тыс. самцов морской чернети, а также другие морские утки. На территории заказника также находится одна из крупнейших на Чукотке гнездовых концентраций (не менее 5-6 тыс. пар) канадского журавля.

Растительность заказника детально не исследовалась. Отдельные неопубликованные описания имеются в архиве А.В. Беликович (за 1994 год). Общую характеристику растительности можно найти у А.В. Беликович (2001а).

Заказник охватывает краевую часть Нижнеанадырской низменности у подножий Корякского нагорья. Южная граница проходит по шлейфам склонов гор, обрамляющих низменность. Заказник выходит на побережье Анадырского залива аккумулятивного характера и охватывает ряд лагун (Глубокая, Средняя, Южная, Чмчинейкуим, Кеноткайкуим, Пыкаркуим и самая крупная Кайно-Пильген). Территория образовалась за счет сноса флювиогляциального материала среднечетвертичных ледников. Этот материал, поступая на берег моря и вытаивая, привел к образованию здесь крупных аккумулятивных кос. Все озера лагунного типа находятся в приустьевой части рек, начинающихся у северных подножий Корякского нагорья.

Примыкающая к берегу зона представляет собой заболоченную равнину, прорезанную узкими ручьями и речками с илистым дном и берегами с типичным лайдовым ландшафтом. Тампы тянутся полосой шириной до 6-8 км, причем в этой полосе наблюдаются зоны с разным уровнем засоления. Сначала идет полоса злаково-осоковых маршей, чуть дальше от моря, в 1-2 км от берега, идет полоса среднего засоления с леймусово-разнотравными маршевыми лугами и болотами из Carex rariflora, и в 2.5-3 км от берега начинается полоса мягкого засоления с кустарничково-злаковыми маршевыми тундрами (бугристые мохово-лишайниковые осоково-кустарничковые тундры с мочажинами). Далее тянутся низинные кустарничковые моховые тундра с пушицевыми болотами и разного размера озерами.

По береговой линии заказника характерны блокированные дельты: во всех устьях рек наблюдаются косы, отграничивающие от моря приустьевую лагуну. Размеры лагун и кос варьируют, самая длинная коса протянулась от горловины лагуны Чимчинейкуим до горловины лагуны Южной и ее длина (в сумме оба фланга) составляет 37 км. Ширина кос может достигать 300-400 м, особенно широкая коса в концевой северной части. По возвышенным частям морских кос и баров, отделяющих лагуны от бухт, а также на лагунных террасах развиваются комбинации шикшевых моховых и щебнистых пятнистых тундр.

Примечательности: Наиболее интересными с ботанической точки зрения являются комбинации растительности тампов, которые включают в себя несколько элементов: а) моховые луга из Potentilla egedii, б) осоковые марши, в) леймусовые (Leymus vilosissimus) луготундры, г) шикшево-разнотравные луга с обилием злаков, д) осоковые болота, е) щучковые луга, ж) пукчинелловые луга, з) разнотравно-кустарничковые заболоченные тундры. Эти элементы могут комбинироваться в любом сочетании в зависимости от уровня засоления и генезиса осушки. Для тампов характерно обилие осок, причем галофитные виды (Carex glareosa, C. subspathacea, C. gmelinii) сочетаются в слабозасоленных участках с негалофитными (C. rariflora, C. stans, C. cryptocarpa). Самый распространенный на территории заказника вариант наиболее обводненного элемента маршей – это бескильницевые и арктофиловые болота, в которых слой воды высотой 10-20 см покрывает грунт в течение всего лета. Маршевые болота характеризуются слабым развитием мохового покрова, иногда в них можно найти арктический вид Dupontia psylosantha.

Гораздо большим флористическим и фитоценотическим разнообразием отличается растительный покров галечных кос, отделяющих низменность от моря. На них развиваются не только щебнистые тундры, злаковые луга, но даже по суликовинам и лужайки. Однако каких-то редких комплексов растительности на территории заказника не обнаружено.

Растительные сообщества ООПТ (Беликович, 2001а и неопубл. данные, комплексы перечислены по мере удаления от морского побережья):

1% - редкотравные галофитные луга (Senecio pseudoarnica, Honckenia peploides, Mertensia maritima, Angelica gmelinii, Agrostis stolonifera, Leymus villosissimus, Carex gmelinii, C. ursina, Arctopoa eminens, Lathyrus japonicus) в пляжевой зоне среднего заплеска;

2% - комбинации леймусовых лугов и разнотравно-шикшевых галофитных тундр (Leymus villosissimus, Potentilla egedii, Angelica gmelinii, Salix ovalifolia, Empetrum subholarcticum, Chamerion latifolium, Rubus arcticus, Androsace filiformis, Potentilla fragiformis, Gentianella auriculata, Cardaminopsis petraea, Armeria arctica, Saxifraga paramushirensis, S. hieracifolia, Polygonum aviculare, Barbarea orthoceras, Cerastium regelii, Carex subspathacea, Dendranthema arctica, Stellaria humifusa) в пляжевой зоне максимального заплеска;

5% - маршевые луга (Equisetum arvense subsp. boreale, Potentilla egedii, Calamagrostis deschampsioides, Salix saxatilis, Rubus arcticus, Trientalis europaea, Viola epipsiloides, Artemisia leucophylla, Parnassia kotzebuei, Cochlearia officinalis subsp. arctica, Rhodiola integrifolia, Deschampsia paramushiriensis, Pentaphylloides fruticosa, Ranunculus tricrenatus, Angelica gmelinii, Aconitum delphinipholium, Geranium erianthum, Valeriana capitata, Polemonium campanulatum, Potentilla fragiformis) на сырых песчаных и песчано-илистых наносах за береговым валом;

2% - комбинации леймусовых лугов, щебнистых пятнистых злаково-разнотравных и лишайниково-кустарничковых тундр (Leymus villosissimus, Poa alpigena, Hierochloe alpina, Deschampsia borealis, Arctagrostis latifolia, Festuca brevissima, Empetrum subholarcticum, Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea, Loiseleuria procumbens, Salix arctica, Polygonum tripterocarpum, Stellaria fischeriana, Potentilla fragiformis, Luzula beringensis, Rubus arcticus, Antennaria friseiana, Silene acaulis, Diapensia obovata, Tofieldia coccinea, Artemisia furcata, Cardamine bellidifolia, Papaver microcarpum, Taraxacum alaskanum) берегов галечных кос;

5% - комбинации галофитных разнотравно-шикшевых моховых и щебнистых разнотравно-злаковых тундр (Calamagrostis deschampsioides, Deschampsia paramushiriensis, Empetrum subholarcticum, Vaccinium vitis-idaea, V. uliginosum, Arctous alpina, Salix reticulata, S. arctica, Rubus arcticus, Chamerion latifolium, Artemisia leucophylla, Cochlearia arctica, Ranunculus turneri, Oxytropis maydelliana, Mertensia pubescens, Viola biflora, Luzula beringensis, Festuca brachyphylla) в центральной части галечных кос;

7% - прибрежно-водная растительность озер (Hippuris tetraphylla, Ranunculus pallasii, Arctophila fulva);

30% - бугристые мохово-лишайниковые осоково-кустарничковые тундры (Salix saxatilis, Empetrum subholarcticum, Vaccinium vitis-idaea, Rubus chamaemorus, Carex rariflora, C. stans, Eriophorum polystachion, Puccinellia fryganodes, Pedicularis hirsuta, P. sudetica subsp. albolabiata, Saussurea parviflora, Petasites frigidus, Rumex arcticus, Cochlearia arctica) низинно-озерного ландшафта;

40% - комбинации осоково-пушицевых и пушицевых галофитных болот и заболоченных тундр (Empetrum subholarcticum, Salix saxatilis, Carex stans, C. rariflora, Eriophorum russeolum, Pedicularis pennellii);

9% - комбинации заболоченных ивняков из Salix anadyrensis и кочкарных осоковых мохово-лишайниковых тундр и болот (Alnus fruticosa, Salix krylovii, S. pulchra, S. saxatilis, Spiraea stevenii, Calamagrostis purpurea, Viola epipsiloides, Comarum palustre, Carex cryptocarpa, C. aquatilis, Eriophorum russeolum, Rubus arcticus, R. chamaemorus, Veratrum oxysepalum, Anemone richardsonii, Equisetum arvense) вдоль небольших речек и проток.

Биоразнообразие: на территории заказника, по экспертным данным, должно произрастать не менее 150 видов сосудистых растений.

Охраняемые виды: На территории заказника обычны редкий вид из сем. Зостеровых зостера морская Zostera maritima, найден филлоспадикс Phyllospadix cf. iwatensis - новый вид для Северо-Востока Азии. Кроме того, здесь на галечных косах обнаружены гибридные формы кустарниковых ив (гибриды с ивой арктической - Salix arctica) S. saxatilis, S. sphenophylla, S. krylovii, что говорит об интенсивно идущих здесь процессах формообразования.


Русское ботаническое обществоBotanic Garden Conservation InternationalThe Plant ListPlantariumEast Asia Botanic Garden NetworkСовет ботанических садов РоссииRussian electronic libraryБиблиотека ШипуноваРоссийская Академия наукРейтинг@Mail.ru
Вверх