Логотип БСИ ДВО РАН
Региональные ботанические памятники природы

Растительный мир ООПТ Чукотки

© OCR - Беликович А.В., Галанин А.В., Афонина О.М., Макарова И.И. Публикуется по тексту: Беликович А.В., Галанин А.В., Афонина О.М., Макарова И.И. Растительный мир особо охраняемых территорий Чукотки . Владивосток: БСИ ДВО РАН, 2006. 260 с.


Региональные ботанические памятники природы

Ботанический памятник природы "АМГУЭМСКИЙ"

Рис. 9. Ботанический памятник природы «Амгуэмский».

Памятник расположен на территории Иультинского района. Площадь 27 га. Территория памятника включает участок долины p.Амгуэма в среднем течении - от места пересечения ее с Иультинской трассой (от Амгуэмского моста вниз до бывшей метеостанции), это - центр перешейка Чукотского полуострова (рис. 9).

Восточный форпост распространения криофитностепных сообществ в Чукотской тундре: они регулярно встречаются в верхней части южных склонов высоких террас и моренных гряд, на южных склонах сопок. Район массового перекрытия ареалов континентальных и океанических элементов флоры.

Благодаря удобному расположению (близости автотрассы), в районе памятника работали многие ботаники (Катенин, 1974; Семкин, Комарова, 1977; Юрцев, 1981в; Кожевников, 1978а,1982,1989,1998; Слинченкова, 1984; Петровский, Плиева, 1990; Макарова, Катенин, 1990; Кучеров, 1993), поэтому с его территории имеются подробные описания растительности.

ООПТ расположен в подзоне северных гипоарктических тундр (типичных тундр) и занимает горный массив на левобережье р. Амгуэмы ниже устья р. Экитыки. Горный массив имеет высоту 600-1200 м, а высота уровня поймы Амгуэмы - около 300 м. Вдоль берега Амгуэмы идет высокая терраса неясного генезиса (предположительно древняя аллювиальная терраса), а ниже к метеостанции - обособленные невысокие горы и южные отроги Иультинского горного массива. На горе Паратка (правый берег Амгуэмы) находятся крупные и высокие массивы ольхи на склонах, обращенных к Амгуэме, поднимающиеся до высоты более 200 м по склонам, но на шлейфы практически не спускающиеся. На левом берегу, входящем в территорию памятника, ольха представлена только редкими кустами на склонах. Близ моста через Амгуэму имеется богатая серия степоидов на склонах высокой террасы и выпуклых участках южного склона горы.

Основные экосистемы ООПТ следующие: вершины и привершинные гребни, плато и осыпи в привершинной части гор с куртинными и пятнистыми тундрами; полосчатые пологие склоны с солифлюкционными террасами и пятнистыми и цельнопокровными дриадовыми тундрами; нивальные ниши, места снежников под уступами террас, эрозионные ложбины с разными типами нивальных тундр и лужаек; нижние части склонов с гривково-ложбинным рельефом и комплексами кустарничковых мохово-лишайниковых, осоково-кустарничковых лишайниково-моховых тундр; плоские террасы склонов и шлейфы с полигонально-валиковыми комплексами, осоковыми болотами и кочкарными пушицевыми тундрами; выпуклые участки южных склонов, прибровочная часть горизонтальной поверхности и склоны высокой (30-40 м) террасы Амгуэмы со степоидами; две надпойменных террасы р. Амгуэмы с сухими луговинными и дриадово-кустарничковыми тундрами; прирусловые галечники р. Амгуэма с редкотравными лугами и фрагментами ивняков.

Феномены: Самые восточные в Азии местонахождения степных скоплений pеликтовых растений. Степные сообщества регулярно встречаются здесь не только на южных склонах левобережных высоких (20-30 и 40-50 м) песчано-галечниковых террас, но и на гребнях и вершинах невысоких холмов-останцов верхней террасы, реже - на узких террасовидных уступах ее южного склона. Обычны они и на южных склонах невысоких левобережных сопок, сложенных нижнетриасовыми сланцами и алевролитами и представляющих обособленные отроги Иультинского горного массива, и на прислоненной к этим склонам боковой морене.

В структурном отношении травостой амгуэмских степных сообществ слагается тремя основными группами растений: 1) плотнокустовыми злаками (Festuca lenensis, F. auriculata, Poa glauca, Hlictotrichon krylovii, Calamagrostis purpurascens); 2) длиннокорневищными осоками (Carex obtusata, C. supina subsp. spaniocarpa, C. rupesris); 3) преимущественно стержнекорневыми розеткообразующими двудольными с многоглавым каудексом (Potentilla anachoretica, P. crebridens). На частично эродированных песчано-галечниковых субстратах обычно в качестве субдоминантов присутствуют Dracocephalum palmatum и Thymus oxyodonthus. На разных местоположениях соотношение этих основных групп биоморф неодинаково. На наиболее иссушаемых экотопах почти все просветы в травостое заполнены куртинками плаунка Selaginella sibirica, покрытие которых достигает 50-70%. Благодаря этому сообщества являются ценотически закрытыми и по своей структуре напоминают сухую степь. Высокая роль этого плаунка в амгуэмских степоидах представляет исключительный интерес с точки зрения возможного объяснения некоторых особенностей «тундростепных» спорово-пыльцевых спектров позднеплейстоценовой Западной Берингии.

Отсутствие в степоидах дриады Dryas punctata – основного доминанта сухих щебнистых тундр – и других кустарничков (Arctous alpina, Empetrum subholarcticum) объясняется, очевидно, сухостью субстрата, усиленной корневой конкуренцией.

Степоиды памятника хорошо изучены и проинвентаризированы как в отношении сосудистых растений, так и лишайников (Семкин, Комарова, 1977; Юрцев, 1981в; Слинченкова, 1984; Кожевников, 1989,1998; Макарова, Катенин, 1990). Среди самых распространенных вариантов микротермно-криофитных степных сообществ следует назвать степи на флювиогляциальных террасах - разнотравно-типчаково-мятликовую (Aster alpinus, Smelowskia jurtzevii, Androsace chamaejasme, Festuca lenensis, Poa glauca, P. arctostepporum), на надпойменных террасах реки - разнотравно-типчаково-овсецовую (Potentilla anachoretica, Festuca lenensis, Helictotrichon krylovii), разнотравно-осочковую мохово-лишайниковую (Androsace chamaejasme, Carex supina subsp. spaniocarpa, Carex rupestris), на южных склонах - разнотравно-осочково-типчаковую (Carex obtusata, C. supina subsp. spaniocarpa, C. rupestris), разнотравно-полукустарничково-злаковую (Dracocephalum palmatum, Thymus oxyodonthus) лишайниковую, плаунково-злаковую разнотравную (Selaginella sibirica, Poa botryoides, Artemisia arctisibirica, A. arctica), ивнячковую кобрезиево-злаковую (Salix sphenophylla, Kobresia myosuroides, Hedysarum hedysaroides), осочково-разнотравно-эпилитнолишайниковую петрофитную (Carex obtusata, Potentilla arenosa, Xanthoria elegans, Physcia caesia) степь, разнотравно-дриадовую тундростепь (Arenaria capillaris, Minuartia obtusiloba, Dryas punctata), разнотравно-ивнячково-кобрезиевую (Carex rupestris, Salix sphenophylla, Selaginella sibirica) остепненную луговину.

Амгуэмский комплекс криоксерофитов обнаруживает ныне значительную экотопологическую активность – многие степные растения активно участвуют в зарастании эродированных участков склонов, селятся на высокой пойме, вокруг сусликовин.

В амгуэмских степоидах участвуют виды, не отмечавшиеся выше по рекам Экитыки и Чантальвеергын – Thymus serpyllum, Artemisia arctisibirica, Smelowskia integrifolia var. porsildii, Chrysanthemum bipinnatum. У подноджия склона горы найдена Betula platyphylla subsp. minutifolia var. friticans, а на сусликовинной луговине Corydalis sibirica.

Примечательности: Особый интерес этот участок вызывает тем, что здесь сочетаются пределы распространения западных и восточных видов (например, рядом встречены Saxifraga punctata (западный вид) и Rhododendrom camtschaticum (восточный вид). Так, в пределах одного только расчлененного склона высокой надпойменной террасы имеются мезоморфные и ксероморфные луговины и степоиды, ивняки, моховые, лишайниковые и нивальные тундры, а также многочисленные переходные сообщества.

В силу флористических особенностей район был выделен Ю.П. Кожевниковым (1989) в качестве Экитыкско-Амгуэмского ландшафтного района, а Б.А. Юрцевым и др. (1978) отнесен к переходному Амгуэмскому округу Чукотской флористической провинции. Здесь отсутствует ряд бореальных видов, известных западнее и южнее – Salix boganidensis, Ribes triste, Calamagrostis langsdorffii, Equisetum pratensis, Oxytropis semiglobosa, Orthilia obtusata, Senecio integrifolius и др. Многие виды, встреченные здесь, находятся на западной окраине своего ареала – Carex nesophila, Luzula beringensis, Artemisia globularia, Papaver macounii, Cardamine digitata, Gentiana propinqua и др. С другой стороны, здесь произрастает целый ряд видов, почти не проникающих восточнее Чаунской низменности и Анадырского нагорья – Arenaria tschuktschorum, Sedum middendorffianum, Spiraea salicifolia, Potentilla jacutica, Astragalus kolymensis, Oxytropis ochotensis, Phlox sibirica, Eritrichium sericeum, Saussurea shanginiana. Целых 29 видов, найденных в районе, не встречаются на Чукотском полуострове, из них 5 оторваны от основного ареала. 60 видов имеет дизъюнкцию к западу от района или существенно снижают свои позиции. 9 видов, не встречаясь на Чукотском полуострове, появляются в глубинных районах Аляски. Имеются ксерофиты с континентальными и океаническими ареалами. Роль кустарниковых формаций в растительном покрове незначительна, отсутствуют древесные формы. Некоторые виды встречаются в неожиданных условиях - Polygonum laxmannii в густом ивняке, Armeria arctica в степоидах, так же как и Agrostis trinii, Allium schoenoprasum обычен в ксероморфных группировках и т.д.

Экитыкско-Амгуэмский ландшафтный район (Кожевников, 1989) - это умеренно-континентальный район, достаточно укрытый от ветров с моря – с востока Экугским горным массивом, с севера – отрогами Экиатапского хребта. Широкая долина Амгуэмы представляет проход для океанической низкой облачности и туманов с северо-востока, весьма регулярно сюда поступающих. Поэтому количество выпадающих в ООПТ летних осадков мало (всего 120 мм), что и вызывает эффект ксеротермности на сухих склонах. Для ООПТ характерна чересполосица разных сообществ, часто контрастных – имеются типичные степоиды и нивальные группировки в различных вариациях. Обильны луговинные варианты растительности, нередко переходного характера к нивальным или ксероморфным группировкам.

Растительные сообщества ООПТ (Катенин, 1974):

11% - комбинации сухих щебнистых пятнистых и куртинных дриадовых, дриадово-разнотравных тундр (Rhododendron camtschaticum, Saussurea tilesii, Potentilla elegans, Saxifraga punctata, Oxytropis czukotica, Hierochloe alpina) на вершинах и привершинных гребнях, на плато, в том числе куртинных тундр на осыпях (Smelowskia jurtzevii, Saxifraga redowskiana);

0,5% - открытые группировки растительности (Cystopteris dickieana, Woodsia ilvensis, Poa paucispicula) скал и останцов;

15% - комбинации пятнистых (полосчатых) и цельнопокровных дриадово-ивковых и дриадово-кустарничковых тундр (Dryas punctata, Diapensia obovata, Salix phlebophylla, Arctous alpina, Vaccinium uliginosum subsp. microphyllum, Rhododendron parvifolium, Carex misandra, C. atrofusca) на склонах гор, в том числе с солифлюкционными террасами, на сухих участках высокой террасы и надпойменных террас Амгуэмы;

10% - комбинации нивальных кассиопейных, разнотравно-кустарничковых моховых тундр, разнотравно-осоковых приснежных луговин (Oxyria digyna, Koenigia islandica, Rumex arcticus, Phippsia algida, Cassiope tetragona, Artemisia arctica, Sibbaldia procumbens, Ranunculus nivalis, R. pygmaeus, R. sulphureus, Salix polaris, Primula tschuktschorum, Carex podocarpa) в нишах, местах снежников, под уступами террас и в эрозионных ложбинах, ложбинах на высоких террасах, включая сочетания таких луговин с ивнячками (Salix chamissonis) на южных склонах гор;

12% - комбинации разнотравных кустарничковых мохово-лишайниковых, осоково-кустарничковых лишайниково-моховых и разнотравно-ивковых тундр с отдельными кустами ольховника (Alnus fruticosa, Salix pulchra, S. saxatilis, S. reticulata, Empetrum subholarcticum, Ledum decumbens, Salix sphenophylla, S. fuscescens, Betula exilis, Ledum decumbens, Alopecurus borealis, Claytonia acutifolia) нижних частей склонов с гривково-ложбинным рельефом;

35% - комбинации шикшево-ивковых, ерниково-кустарничковых и кочкарных кустарничково-пушицевых тундр (Empetrum subholarcticum, Salix krylovii, Betula exilis, Carex lugens, Eriophorum vaginatum, Salix pulchra, Saxifraga hirculus, Rubus chamaemorus, Pedicularis albolabiata) и в переувлажненных местах – осоковых и осоково-пушицевых болот (Eriophorum polystachion, E. medium, Dupontia psylosantha, Andromeda polifolia, Comarum palustre, Carex stans, C. rotundata, C. chordorrhiza), в том числе полигонально-валиковых комплексов (осоковых сообществ, кочкарнопушицевых зеленомошных болот и ерниковых и кустарничковых тундр) на плоских уступах террасированных склонов и шлейфах склонов;

12% - комбинации ивнячково-дриадовых, разнотравно-осочково-злаковых, злаково-кобрезиевых степоидов (Smelowskia jurtzevii, Selaginella sibirica, Festuca auriculata, Poa glauca, Carex rupestris, C. supina subsp. spaniocarpa, C. obtusata, Kobresia myosuroides, Thymus oxyodonthus, Dryas incisa) на выпуклых участках южных склонов, горизонтальной поверхности и склонах высокой (30-40 м) террасы Амгуэмы;

0,5% - фрагменты ивнячков и луговинных тундр (Salix glauca, Salix lanata subsp. richardsonii, Juniperus sibirica, Silene repens, Polygonum tripterocarpum, Rubus arcticus) по уступами высокой террасы Амгуэмы;

3% - комбинации сухих луговинных разнотравных и дриадово-кустарничковых тундр (Festuca altaica, S. reticulata, Dianthus repens, Aconitum productum, Polygonum viviparum) на двух надпойменных террасах р. Амгуэмы и ее притоков;

1% - комбинации редкотравных лугов и фрагментов вейниковых ивняков по галечным наносам р. Амгуэма (Salix anadyrensis, S. alaxensis, S. krylovii, S. hastata, Pentaphylloides fruticosa, Rosa acicularis, Leymus interior, Polemonium boreale, Aster alpinus, Tanacetum bipinnatum, Artemisia borealis, Pedicularis verticillata, Rumex graminifolius, Chamerion latifolium, Potentilla hyparctica).

Биоразнообразие: В конкретной флоре 349 видов (Петровский, Плиева, 1990; Кучеров, 1993).

Охраняемые виды: на сырых шлейфах и перевальных седловинах встречается первоцвет берингийский Primula beringensis, занесенный в Красные книги СССР и РСФСР. Резко изолированные местонахождения американского Erigeron compositus - мелколепестника сложного, занесенного в Красные книги СССР и РСФСР. На ООПТ находятся крайневосточные местонахождения овсеца Крылова Helictotrichon krylovii, астрагала ложноподнимающегося Astragalus pseudosurvens, полыни северо-сибирской Artemisia arctisibirica, тимьяна острозубого Thymus oxyodontus, змееголовника дальневосточного Dracocephalum palmatum, смолевки ползучей Silene repens, гвоздики ползучей Dianthus repens, осоки притупленной Carex obtusata, C. supina subsp. spaniocarpa и др., обычных в этом районе. Здесь находятся изолированные местонахождения хохлатки сибирской Corydalis sibirica.

На каменистых россыпях встречается занесенный в Красную книгу РСФСР лишайник из сем. Пармелиевых Asahinea scholanderi. На территории памятника зарегистрировано 6 редких видов мхов: Anomobryum julaceum, Didymodon rigidulus, Encalypta brevipes, Lyellia aspera, недавно описанный мох Sphgnum arcticum и довольно редкий кальцефильный вид Aloina brevirostris. Из лишайников здесь отмечено 11 редких видов: Cetraria aculeata, C. odontella, Melanelia panniformis, Stereocaulon tomentosum var. compactum, Arthrorhaphis alpina, Leptogium saturninum, Parmelia saxatilis, Masonhalea richardsonii, Rhaeorrhiza nimbosa, Xanthoparmelia camtschadales, X. somloënsis.

Ботанический памятник природы "АЙОНСКИЙ"

Рис. 10. Ботанические памятники природы «Айонский» и «Роутан».

Расположен в Чаунском pайоне, в западной части острова Айон (рис. 10). Площадь 13 га. Территория памятника включает западные и южные склоны высокой песчаной террасы на западном побережье о-ва Айон (крупного останца шельфовой равнины) к югу от поселка Айон. Памятник охватывает три участка pеликтовых степей, в составе которых встречены эндемичные виды.

Растительный покров острова изучался несколькими экспедициями БИН РАН (Филин, Юрцев, 1966; Юрцев, 1981в; Макарова, 1987б).

ООПТ находится на северной границе подзоны северных гипоарктических тундр. Острова Айон и Большой Роутан представляют собой останцы шельфовой равнины, сложены эоловыми супесями и легкими суглинками, рельеф равнинный. Климат очень суровый, с морозной зимой и холодным летом, средняя июльская температура +4,6°С. Остров занимает низменная равнина с большим количеством рек и озер, расположенных между небольшими увалами. На территории ООПТ распространены песчаные отложения, слагающие невысокие холмы. Неглубокое залегание мерзлых грунтов вызывает заболачивание поверхности. Растительность острова отличается переходными чертами от северных гипорактических тундр к арктическим. Она представлена различными тундрами, а в понижениях рельефа – осоково-гипновыми болотами.

Остров Айон – здесь в северо-западной части наиболее распространены степоиды, охраняемые в памятнике природы «Айонский». Фото А.А. Кочнева

Основные экосистемы: обдуваемые вершины и склоны увалов с разными типами пятнистых, куртинных и сомкнутых кустарничковых тундр; нивальные местообитания с кассиопейными, разнотравными и ивковыми тундрами и луговинами; песчаные холмы с кустарничковыми мохово-лишайниковыми, кассиопейно-моховыми тундрами, берега термокарстовых озер и ложбин, днища дренированных термокарстовых озер с кочкарными осоково-пушицево-кустарничковыми тундрами и злаковыми маршами; свежие термокарстовые просадки и западины с пушицевыми, травяно-сфагновыми и осоково-гипновыми болотами; пологие склоны увалов с кочкарными и мелкобугристыми тундрами; полигональные комплексные болота в областях распространения полигонально-валикового рельефа; байджарахи с луговинами; склончики термокарстовых котловин и оврагов с элементами степей; песчаные холмы и дюны морских террас со злаковыми и кустарничковыми сообществами; склоны разрушающихся береговых обрывов с разнотравно-злаковыми и разнотравными сообществами; обширные морские илистые отмели с сырыми галофитными лугами и маршами, тампы.

Примечательности: На территории памятника распространены остепненные криофитные, тундростепные и тундровые сообщества. Степные сообщества находятся на высоких песчаных террасах. Здесь обнаружены псаммофитные варианты криофитно-микротермных степных сообществ (с Carex obtusata, Potentilla arenosa, Agrostis vinealis subsp. kudoi, Poa glauca, Deshampsia borealis, Cerastium maximum, Polemonium boreale, Artemisia borealis, Minuartia rubella, M. arctica) и криоксерофитами Koeleria asiatica, Armeria arctica, Lychnis sibirica subsp. villosula, эндемичным Oxytropis sverdrupii s. str. В северной части острова, не вошедшей в ООПТ, на обширных полях эоловых песков произрастают многие гемикрио- и криоксерофиты (Phlojodicarpus villosus, Dianthus repens, Koeleria asiatica, Rumex graminifolius, Polemonium boreale, Pyrethrum bipinnatum, Papaver pulvinatum и др.).

Растительные сообщества ООПТ (Филин, Юрцев, 1966):

20% - комбинации куртинных и пятнистых дриадовых, дриадово-разнотравных тундр (Dryas punctata, Diapensia obovata, Oxytropis nigrescens, Juncus biglumis) по вершинам и склонам увалов;

6% - кустарничковые мохово-лишайниковые, кассиопейно-моховые тундры (Empetrum subholarcticum, Cassiope tetragona, Alopecurus alpinus, Deschampsia borealis, Sagina intermedia) на песчаных холмах;

38% - комбинации кочкарных пушицевых, осоковых, ерниковых, кустарничковых (Vaccinium minus, Ledum decumbens, Arctous alpina, Calamagrostis holmii, Eriophorum vaginatum, Carex stans, C. lugens, Pedicularis sudetica) полигональных комплексных болот в областях распространения полигонально-валикового рельефа;

4% - комбинации пушицевых, травяно-сфагновых и осоково-гипновых болот (Carex stans, Eriophorum polystachion, E. chamissonis, E. scheuchzeri) в понижениях, по свежим термокарстовым просадкам и западинам;

20% - комбинации кочкарных осоково-пушицевых мелкобугристых и ивково-кустарничковых тундр (Carex lugens, Eriophorum vaginatum, Calamagrostis holmii, Salix tschuktschorum) по пологим склонам увалов;

2% - комбинации злаково-осоковых сообществ и прибрежно-водной растительности (Hippuris lanceolata, Arctagrostis latifolia, Hierochloe pauciflora, Deschampsia borealis, Arctophila fulva, Caltha arctica) берегов термокарстовых озер и рек;

3% - нивальные тундры и лужайки (Ranunculus nivalis, R. sulphureus, Primula borealis, Pleuropogon sabinii) на склонах байджарахов, в местах снежников и по берегам рек;

2% - комбинации пятнистых тундр, злаковых луговин и степоидов (Poa alpigena, Dupontia fischeri, Leymus villosissmus, Carex marina, C. maritima, Rumex graminifolius, Dianthus repens, Cardaminopsis umbrosa, Armeria arctica, Saussurea tilesii) на песчаных холмах и дюнах морских террас;

2% - разнотравно-злаковые и разнотравные сообщества (Koeleria asiatica, Poa arctica, P. bracteosa, Phlojodicarpus villosus) на склонах разрушающихся береговых обрывов;

3% - сырые галофитные луга (Puccinellia phryganodes, Carex subspathacea) и маршей (Dupontia fisheri, Puccinellia phryganodes, Arctophila fulva, Phippsia concinna, Stellaria humifusa) на обширных морских илистых отмелях.

Биоразнообразие: В настоящее время флора острова насчитывает 245 видов (в 1966 г. – 156 видов, в 1982 – 216 видов). По данным Филина, Юрцева (1966) предварительная флора всего острова Айон составляла около 160 видов.

Охраняемые виды: На острове произрастают мытник Свердрупа Oxytropis sverdrupii – эндемик острова, фиппсия стройная Phippsia concinna - редкий вид, встречающийся в пределах Северо-Востока России только на островах Чаунской губы. Найдено три редких вида мхов: Sanionia orthothecioides, Tortula acaulon и Tortula cernua и два редких вида лишайников: Catapyrenium cinereum и Cetraria aculeata.

Ботанический памятник природы "РОУТАН"

Расположен в Чаунском pайоне. ООПТ занимает весь остров Большой Роутан в Чаунской губе, расположенный через пролив против г. Певек (рис. 10). Площадь 19 га. Характерно наличиево флоре острова фрагментарных реликтовых степных сообществ, обилие редких и присутствие нескольких эндемичных видов и подвидов.

Растительность острова детально описана в статьях С.С. Холода (1983,1984), многие особенности флоры и характеристику степоидов можно найти в работах Б.А.Юрцева (1981в,1998), лишайники охарактеризованы И.И. Макаровой (1987б).

ООПТ находится на северной границе подзоны северных гипоарктических тундр. Остров Большой Роутан представляет собой останец шельфовой равнины площадью около 30 км2с максимальной высотой 78 м, сложенный эоловыми супесями и легкими суглинками. Рельеф равнинный. Пролив шириной 3,5 км отделяет его от п-ва Певек. Климат очень суровый, с морозной зимой и холодным летом. Остров находится в подзоне северных гипоарктических тундр, южному варианту. Основная часть острова – платообразная поверхность с уклоном 2-4° преимущественно на запад. В восточной и юго-восточной частях плато подходит к берегу моря и круто обрывается, расчленяясь короткими оврагами. В южной и юго-западной части остров понижается, переходя в обширные косы и марши – илистые слабозасоленные равнины. Поверхности плато острова, близкие к горизонтальным, заняты тундрами, здесь множество термокарстовых просадок. На высокой поверхности острова неясно выражены бугристые полигоны. В нерасчлененных частях плато (чаще всего на его окраинных частях) развит болотно-тундровый комплекс. Наиболее расчленена в геоморфологическом отношении средняя, наиболее приподнятая часть острова. В этой части в результате интенсивной термокарстовой переработки образовались многочисленные термокарстовые котловины, протоки, долины, гряды и т.д. На склонах холмов и котловин южной экспозиции встречаются степные элементы в составе тундр, склоны северной экспозиции характеризуются гривково-ложбинным микрорельефом, а в одном месте байджараховым рельефом. Довольно большие площади на острове занимают озерно-болотные комплексы на днищах низин. В северо-восточной части острова находится высокая морская терраса с участками незакрепленных песков, с леймусовыми лугами.

Основные экосистемы:

обдуваемые плато и пологие склоны холмов с разными типами пятнистых, куртинных и сомкнутых кустарничковых тундр на поверхности острова, не подверженной в настоящее время процессу термокарстовой переработки;

увалы южной части острова (высотой 7-10 м) с комплексами тундр и ивняков;

термокарстовые котловины – с урочищами склонов и днищ, озерами и дренированными озерами, ложбинами и протоками;

узкие врезанные долины протоков с урочищами склонов долин, ивняками, нивальными местообитаниями, луговинами;

плоские и заболоченные межувалистые ложбины и понижения на плато с пушицевыми и осоково-гипновыми болотами;

полигональные комплексные болота в областях распространения полигонально-валикового рельефа в равнинной низинной части острова;

байджарахи с луговинами;

низкая и высокая песчаная морские террасы со злаковыми и кустарничковыми сообществами;

склоны высоких разрушающихся береговых обрывов (глубина расчленения плато до 60 м) с разнотравно-злаковыми и разнотравными сообществами;

обширные морские илистые отмели с сырыми галофитными лугами по косам;

марши и тампы.

Примечательности : Характер ареалов видов острова (значительная часть видов – амфиберингийские) свидетельствует о том, что во флористическом отношении он лежит в пределах «Большой Беринги» (по Юрцеву, 1974а). Возможно, его растительный покров несет следы бывших в плейстоцене здесь северных вариантов тундростепей.

Происхождение острова тесно связано с происхождением всех «едомных» толщ Северо-Востока России. Считается, что в аридные эпохи верхнего плейстоцена океан отступил далеко на север, при этом обнажилась громадная область шельфа, служившая первичным материалом эоловых процессов. В это время была отложена ледово-лессовая толща – едома, ныне представляющая собой алевритовые четвертичные отложения, пронизанные решеткой мощных жильных льдов. Спорово-пыльцевая диаграммы по о-ву Большой Роутан подтверждают процессы резкого иссушения в верхнем плейстоцене. Процессы перигляциального литогенеза в то время сопровождались подъемом мерзлоты, сковыванием вышележащих горизонтов и формированием мощных ледяных жил. В голоцене началась термокарстовая переработка рельефа, что сопровождалось вытаиванием ледяных жил и заложением термокарстовых котловин. Сейчас на острове существует 8 крупных термокарстовых котловин диаметром от 0,3 до 1 км. Большинство днищ котловин занято озерами. Наблюдается процесс интенсивного роста этих котловин вширь, особенно в конце лета.

На территории памятника распространены остепненные и тундровые сообщества. Небольшие элементы степей можно встретить уже на склонах котловин южной экспозиции (в осочково-дриадовых тундрах с Carex obtusata). Более развиты злаковые элементы на эродированных поверхностях склонов южной экспозиции (в дриадовых, шикшевых и ивнячковых тундрах). Они занимают полосы 60-70 м вдоль по склону. Наиболее развитые степные сообщества находятся на высоких морских песчаных террасах. Так, на южных склонах высокой песчаной террасы обнаружены псаммофитные варианты разнотравно-типчаковой степи (с Festuca lenensis, Koeleria asiatica, Poa glauca, Bromus ircutensis s.l., Leymus villosissmus, Thymus oxyodonthus, Pulsatilla multifida, Galium verum, Potentilla arenosa, Cerastium arvense, C. maximum, Astragalus alpinus, Lychnis sibirica subsp. samojedorum, Tanacetum bipinnatum, Aster alpinus, эндемичным Plantago canescens subsp. jurtzevii и др.).

Растительные сообщества ООПТ (Холод, 1984):

10% - комбинации кустарничковых (Dryas punctata, Vaccinium vitis-idaea, Ledum decumbens, Betula exilis, Salix pulchra), ивково-кустарничковых (Cassiope tetragona, Salix polaris, S. sphenophylla, S. pulchra, Empetrum subholarcticum) тундр на плато и пологих склонах;

3% - комбинации кустарничковых (Salix sphenophylla, Empetrum subholarcticum, Dryas punctata), разнотравных тундр и ивняков (Salix krylovii, S. glauca) на склонах холмов, ложбин и термокарстовых котловин;

11% - кочкарные осоково-пушицево-кустарничковые тундры (Eriophorum vaginatum, Salix sphenophylla, S. glauca, Empetrum subholarcticum) по днищам и злаковых маршей (Arctophila fulva, Carex stans) по берегам дренированных термокарстовых озер и ложбинам;

2% - комбинации кассиопейных, разнотравных и ивковых тундр (Cassiope tetragona, Salix polaris, Salix pulchra, Betuula exilis) и разнотравных луговин (Oxyria digyna, Ranunculus pygmaeus) нивальных местообитаний;

4% - комбинации пушицевых, травяно-сфагновых и осоково-гипновых болот (Carex stans, Eriophorum polystachion, E. chamissonis, E. scheuchzeri) в понижениях, по свежим термокарстовым просадкам и западинам;

37% - комбинации кочкарных пушицевых, осоковых, ерниковых, кустарничковых (Ledum decumbens, Arctous alpina, Calamagrostis holmii, Eriophorum vaginatum, Carex lugens) полигональных комплексных болот в областях распространения полигонально-валикового рельефа;

25% - комбинации кочкарных пушицевых, зеленомошных болот и злаково-ивовых сообществ (Hierochloe alpina, Salix pulchra) полигональных комплексов южной части острова;

1% - комбинации кустарничковых нивальных группировок и злаковых луговин байджарахов (Arctagrostis latifolia, Agrostis vinealis subsp. kudoi);

3% - комбинации кустарничковых, осочково-разнотравных сообществ (Pulsatilla multifida, Plantago canescens subsp. jurtzevii, Festuca kolymensis, Dryas punctata, D. incisa ) тундростепей, ивняков (Salix glauca, S. krylovii) и разнотравных степей (Thymus oxyodonthus, Carex obtusata, C. supina subsp. spaniocarpa, Aster alpinus, Potentilla arenosa, Arenaria tschuktschorum) по берегам оврагов и склонам термокарстовых котловин;

1% - комбинации злаковых и кустарничковых сообществ (Leymus villosissimus, Phlojodicarpus villosus, Rhodiola rosea, Empetrum subholarcticum, Salix sphenophylla, Myosotis asiatica) на песках высоких морских террас,

1% - комбинации разнотравно-злаковых и разнотравных сообществ (Poa arctica, Myosotis asiatica, Koeleria asiatica, Valeriana capitata, Gentiana glauca, Sanguisorba officinalis) на склонах разрушающихся береговых обрывов;

2% - комбинации сырых галофитных лугов (Puccinellia phryganodes, Poa malacantha, Carex subspathacea) и злаковых маршей (Dupontia fisheri, Puccinellia phryganodes, Carex ursina, Dendranthemum hultenii) на обширных морских илистых отмелях.

Биоразнообразие: Флора острова составляет около 180 видов (Юрцев, 1998).

Охраняемые виды: На территории ООПТ встречен редкий вид трищетинник литоральный Trisetum sibiricum subsp. lotoralis. На острове в единственной точке, кроме Центральной Якутии, найден редкий подвид подорожника седоватого - Plantago canescens subsp. jurtzevii. Сам же вид встречен на Северо-Востоке России только в окрестностях Певека. Отмечены здесь и три редких вида лишайников: Lecidoma demissa, Cetraria aculeata, Tuckermannopsis inermis.

Ботанический памятник природы "ПАЛЯВААМСКИЙ"

Рис. 11. Ботанический памятник природы «Паляваамский».

Расположен в западной части Шмидтовского района на границе с Чаунским районом (площадь 19 га) и содержит наиболее крупные на Чукотке степные массивы, характеризующиеся скоплением pедких pеликтовых видов. Многие виды имеют здесь восточную границу распространения. Территория памятника включает пойму и гоpное правопобеpежье p.Паляваам в среднем течении, выше устья p.Левтутвеем и ввеpх выше p.Голубой (рис. 11).

Это амфитеатр невысоких гор с чередованием андезитов и липаритов и их туфов, окаймляющий цокольную шлейфотеррасу с останцовыми группами холмов. Климат континентальный, годовое количество осадков около 240 мм, за теплые месяцы выпадает около 100 мм, среднеиюльская температура +10°, среднеянварская -27,5°.

Растительный покров района среднего течения р. Паляваам изучался довольно разносторонне: исследованы микропоясные ряды растительности склонов (Юрцев, Кучеров, 1993а,б), флора лишайников (Макарова, 1985), детально описана растительность степоидов (Юрцев, 1981в; Полозова, 1983).

ООПТ находится в подзоне северных гипоарктических (типичных) тундр в западной части Чукотского нагорья, на восточной окраине Западночукотского округа Континентальночукотской подпровинции Чукотской провинции (Юрцев, Кучеров, 1993). Здесь наблюдаются наиболее крупные на Чукотке степные массивы (до 100 м и более по направлению склона) в сочетании со скально-осыпными обрывами, остепненными кустарниковыми ивняками и березняками, здесь наблюдается разнообразная пойменная растительность с локальными популяциями дриады большой и участками степи на высокой пойме, богатый комплекс растений щебнистых осыпей и сухих горных тундр.

Основные экосистемы включают в себя: плоские обдуваемые вершины гор с куртинными тундрами и эпилитно-лишайниковыми пустынями; южные склоны гор с сочетаниями кустарничковых, дриадовых тундр и с эвтрофных разнотравно-моховыми тундрами по ложбинам стока; северные склоны гор с кустарничково-моховыми тундрами и эвтрофными сырыми тундрами на седловинах (с присутствием кальцефитов); нивальные ниши и эрозионные ложбины с разными типами нивальных тундр и луговин; щебнистые и суглинисто-щебнистые осыпи туфов андезита с петрофитно-степными, степными, тундростепными сообществами; выровненная цокольная (шлейфо)терраса высотой 20-30 м, сложенная вулканитами среднего состава, с песчано-галечными выступами, с комплексами ерниковых, кустарниковых тундр на понижениях и разнотравных, дриадовых тундр на выпуклых участках; низкие надпойменные и высокие пойменные аккумулятивные террасы с комплексами разнотравно-дриадовых тундр на повышениях и низких ивняков на понижениях; плакорные кочкарные и бугорковатые тундры и болота; пойменные комплексы с песчано-галечными гривами, прирусловыми галечниками с ивняками и редкотравными лугами.

Феномены: На территории ООПТ зарегистрировано скопление pедких pеликтовых видов и один из самых богатых участков с развитием степоидов. Здесь находятся местонахождения видов, более обычных на известняках востока Чукотского полуострова – таких как Carex bicolor, C. krausei. По-видимому, они расселялись вдоль южных, более активных окраин горных ледников. Степные и тундростепные сообщества приурочены исключительно к правоборежной части долины р. Паляваам и к долинам ее правых мелких притоков в их нижнем течении. Степные урочища тянутся на 7-10 км вдоль правого берега реки, а затем посе перерыва, приуроченного к выходам кислых пород, появляются в 20-30 км выше по течении. Все они связаны с выходами андезитовых туфов, обогащенных кальцием, легко разрушающихся и образующих при выветривании щебнисто0легкосуглинистый делювий. Степные сообщества и степоиды распространены на низких гипсометрических уровнях на очень сухих и хорошо прогреваемых крутых и пологих склонах южных, юго-восточных и юго-западных экспозиций и даже на вершинах андезитовых гребней.

В степных сообществах повсеместно доминируют Festuca lenensis, F. auriculata, Carex obtusata, C. supina subsp. spaniocarpa, C. pediformis, местами C. duriuscula, Helictotrichon krylovii. Постоянно присутствуют в значительном обилии Pulsatilla nutalliana subsp. multifida, Potentilla arenosa, P. crebridens, Arenaria capillaris, A. tschuktschorum, Phlojodicarpus villosus, Artemisia arctisibirica, Astragalus pseudoadsurgens. Многие степные виды занимают в ландшафте активные позиции – они широко проникают в тундровые, луговые и кустарниковые сообщества, образуя тундростепные группировки переходного типа. В них содоминируют тундровые виды – Dryas punctata, Salix sphenophylla, реже Empetrum subholarcticum, Arctous alpina. В криофитно-степных группировках содоминируют Kobresia myosuroides, Carex rupestris. В тундровые луговины активно внедряются C. obtusata, C. pediformis, а на песчано-галечных участках высокой поймы появляется C. supina subsp. spaniocarpa. Степной флороценотический комплекс включает 32 вида сосудистых растений. Помимо перечисленных, в него входят Thymus oxyodonthus, Dracocephalum palmatum, Artemisia kruhseana, Arenaria tschuktschorum, Potentilla anachoretica, Erysimum pallasii, Androsace septentrionalis, Draba cinerea, D. parvisiliquosa, Cerastium arvense, Dianthus repens, Aster alpinus, Poa glauca, P. botryoides, Silene repens и др.

Многие виды имеют здесь восточную границу распространения. Здесь находятся крайне западные местонахождения мелколепестника сложного (Erigeron compositus).

Примечательности: В первую очередь следует отметить повышенное флористическое богатство района относительно окружающих локальных флор. Причины столь значительного повышения уровня флористического богатства можно приписать совокупному эффекту ряда обстоятельств. Во-первых, район располагается в полосе перехода от массивной центральной части Чукотского нагорья к его причаунской, сильнее расчлененной окраине, глее низкогорные гряды чередуются с обширными межгорными депрессиями, возрастет континентальность климата. Низкогорья, примыкающие к восточному побережью Чаунской губы, находятся в Яно-Чукотской области позднемезозойской складчатости. Здесь преобладают кислые осадочные породы, прорезанные гранитными батолитами. С Паляваамского же памятника начинается область позднемезозойских изверженных пород Охотско-Чукотского вулканогенного пояса. Поэтому здесь распространены вулканиты не только кислого, но и среднего состава – андезиты, дациты, их туфы, образующие обогащенные основаниями субстраты, где произрастает и ряд кальцефитов. Повышенная концентрация видов в ООПТ приурочена как раз к выходам андезитов, дацитов и их туфов. Кроме того, район лежит у западного предела более или менее непрерывного распространения ледниковых отложений в Чукотском нагорье: западнее ледники отсутствовали или локализовались вокруг более высоких гранитных поднятий. Расположенный в районе Чаунской губы рефугиум позднеледниковья сообщался коридором через долину р. Белой с неоледеневавшей областью. Отсюда – черты «рефугиальности» в составе флоры среднего течения р. Паляваам, в том числе сочетание уникальных находок криоксерофитов, а также открытие здесь одной из самых богатых в чукотской тундре степных колоний.

В растительном покрове ООПТ континентальные виды резко преобладают над субокеаническими, а собственно океанические виды отсутствуют. Здесь проходят границы ареалов целого ряда видов: западночукотского эндемика Hedinia czukotica, восточносибирских видов Senecio jacuticus, Eritrichium sericeum subsp. sericeum, Phlojodicarpus villosus, Delphinium middendorffii, восточные границы азиатских частей ареалов Carex duriuscula и Artemisia laciniatiformis, а кроме того, восточные границы ареалов преимущественно сибирских видов – Poa sibirica, Galium densiflorum,Allium strictum, Tanacetum boreale, Petasites gmelinii, Alyssum obovatum, Salix myrtilloides, а также северо-восточная граница Chamaedaphne calyculata в Азии. Наблюдаются и западные границы в распространении небольшого числа видов – Erigerom compositus, Pedicularis lanata, Cardamine digitata. Все эти факты заставляют проводить несколько восточнее ООПТ границу между Западночукотским и Восточночукотским округами Континентальночукотской подпровинции Чукотской провинции Арктической флористической области (Юрцев, 1973).

Району ООПТ свойственная подзональная ситуация южной гипоарктической (кустарниковой) тундры, а не средней гипоарктической, но растительность южнотундрового типа приурочена только к самой нижней высотной полосе - от 200 до 250-270 м над ур. моря, выше она сменяется растительностью типичной тундры, а выше 500 м - верхней гипоарктической с переходом в оро-арктическую без участия гипоарктических видов. Причем ситуация южной гипорактической тундры характерна лишь для обширного контура выходов мягких изверженных пород – туфов андезитов, дацитов, липаритов, и для поймы реки. Основной диагностический признак южных гипоарктических тундр на Палявааме – разнообразие и заметная роль в растительном покрове сообществ гипоарктических кустарников. Другой признак – усиление бореального и гипоарктического элементов в структуре локальной флоры. Например, род береза Betula представлен в этой тундровой флоре 4 видами и 4 гибридогенными популяциями (Юрцев, Кучеров, 1993а): B. cajanderi (в форме кустарника), B. middendorffii, B. extremiorientalis, B. exilis, B. middendorffii x exilis, B. extremiorientalis x exilis, B. extremiorientalis x cajanderi, B. cajanderi x middendorffii. Кустарники приурочены к неплакорным экотопам с хорошим зимним снеговым укрытием и ранним сходом снега. В гористом амфитеатре р. Паляваам на территории ООПТ кустарники занимают следующие положения: склоны теневых экспозиции – B. exilis, реже B. middendorffii и их гибриды, а также Salix glauca, а на западных склонах Alnus fruticosa; депрессии, ложбины и подножия южных склонов – Rosa acicularis, Pentaphylloides fruticosa; приручьевые терраски, подножия северных склонов со снежниками - Salix krylovii; эвтрофные водотоки, ложбины, шлейфы – Salix lanata subsp. richardsonii, переувлажненные заболоченные ложбины террас, по водотокам, дренирующим старичные озерки - Salix pulchra; поймы – заросли Salix boganidensis, S. alaxensis, S. lanata subsp. richardsonii, S. hastata, S. pulchra var. anadyrensis.

Растительные сообщества ООПТ (Юрцев, Кучеров, 1993а):

24% - фрагменты куртинных тундр и эпилитно-лишайниковые пустыни (Luzula confusa, Hierochloe alpina, Potentilla elegans, Dryas punctata, Oxtropis czukotica, Arenaria capillaris, Festuca auriculata, Selaginella sibirica, Carex rupestris, Artemisia glomerata, A. furcata) на плоских обдуваемых вершинах гор и террасах высотой до 400 м;

30% - комбинации дриадовых, кустарничковых, иногда с ерничком, тундр (Dryas punctata, Arctous alpina, Betula exilis, Poa malacantha, Saxifraga firma, Salix phlebophylla, Empetrum subholarcticum, Dianthus repens, Astragalus kolymensis, Potentilla uniflora, Pedicularis capitata) на южных склонах, в сочетании с эвтрофными разнотравно-моховыми кустарничками тундрами (Arctous erythrocarpa) по ложбинам стока;

22% - комбинации ерниково-багульниковых, кассиопейных моховых, кустарничковых мохово-лишайниковых тундр (Cassiope tetragona, Ledum decumbens, Salix krylovii, S. tschutschorum, S. polaris, Betula exilis, Vaccinium vitis-idaea subsp. minus, Petasites glacialis) и ерников (Betula middendorffii) на северных склонах гор;

10% - комбинации нивальных осочково-ивковых моховых, кассиопейных тундр и луговин (Carex tripartita, C. podocarpa, Diapensia obovata, Cassiope tetragona, Minuartia biflora, Luzula unalashkensis, Oxyria digyna, Lloydia serotina, Cardamine bellidifolia) под снежниками, в нивальных нишах и эрозионных ложбинах;

6% - комбинации щебнистых куртинных разнотравных тундр, разнотравно-осочково-дриадовых тундростепей, злаково-разнотравно-осочковых лугостепей и петрофитно-степных сообществ (Selaginella sibirica, Empetrum subholarcticum, Kobresia myosuroides, Carex rupestris, C. obtusata, Arenaria capillaris, A. tschuktschorum, Phlojodicarpus villosus, Artemisia arctisibirica, Astragalus pseudoadsurgens) на щебнистых и суглинисто-щебнистых осыпях туфов андезита;

2% - комбинации мохово-кустарничково-ерниковых и ерничковых тундр (Arctous alpina, Betula exilis, Vaccinium uliginosum) выравненной цокольной (шлейфо) террасы высотой 20-30 м, сложенной вулканитами среднего состава, и разнотравных тундр (Hierochloe alpina, Calamagrostis lapponica, Oxytropis czukotica, Anemone sibirica, Pulsatilla nutalliana subsp. multifida, Potentilla arenosa, P. crebridens) на ее песчано-галечных выступах;

1% - комбинации разнотравно-лишайниково-дриадовых тундр (Dryas punctata, Carex supina subsp. spaniocarpa, Artemisia kruhseana, A. glomerata, Arenaria tschuktschorum, Dracocephalum palmatum, Salix hastata) и низких ивняков (Salix hastata, S. pulchra, S. pulcgra var. anadyrensis, Arctous erythrocarpa, Salix saxatilis) на низкой надпойменной и высокой пойменной аккумулятивных террасах;

4% - комбинации бугорковато- кустарничково- кочкарных тундр (Eriophorum vaginatum, Carex lugens) и осоково-пушицево- моховых тундровых болот (Salix pulchra, Carex stans, Eriophorum polystachion) на пониженных участках низкой надпойменной террасы;

1% - комбинации низких ивняков (Salix krylovii) и редкотравных лугов по прирусловым галечникам, пойменных ивняков из Salix boganidensis, S. alaxensis, S. lanata subsp. richardsonii, S. hastata, S. pulchra var. anadyrensis (Aster alpinus, Chamerion latifolium, Rumex graminifolius).

Биоразнообразие: Здесь выявлена самая богатая конкретная флора в континентальном секторе Чукотки - около 390 видов сосудистых растений (Юрцев, Кучеров, 1993а,б).

Охраняемые виды: Всего в двух местах на участках реликтовой степи в верхней части склонов в долинах небольших притоков р. Паляваам найден овсец Крылова Helictotrichon krylovii (Юрцев и др., 1973, 1975). На ООПТ находятся оторванные от основного ареала местонахождения вейника арктического Calamagrostis arctica. Многие виды здесь встречаются на краю своего ареала: например, западночукотский эндемик мох гединия чукотская Hedinia czukotica, восточносибирские виды крестовник якутский Senecio jacuticus, незабудочник шелковистый Eritrichium sericeum subsp. sericeum, вздутоплодник мохнатый Phlojodicarpus villosus, живокость Миддендорфа Delphinium middendorffii. Здесь проходят также восточные границы азиатских частей ареалов осоки твердоватой Carex duriuscula и полыни рассеченовидной Artemisia laciniatiformis, а кроме того, восточные границы ареалов преимущественно сибирских видов – мятлика сибирского Poa sibirica, подмаренника густоцветкового Galium densiflorum, лука прямого Allium strictum, пижмы северной Tanacetum boreale, нардосмии Гмелина Petasites gmelinii, бурачка обратнояйцевидного Alyssum obovatum, ивы черничной Salix myrtilloides, а также северо-восточная в Азии граница кассандры болотной Chamaedaphne calyculata. Здесь отмечены неожиданные находки осоки двуцветной Carex bicolor и осоки стоповидной C. pediformis, также являющиеся крайне восточными точками в ареалах видов. Редкой следует считать осоку Краузе Carex krausei, местонахождения которой резко отстоят от известных на востоке Чукотского полуострова и бассейном Индигирки.

На территории ООПТ найдено самое большое (19) из всех памятников природы на Чукотке число видов редких мхов: Andreaea obovata, Anomobryum julaceum, Drepanocladus policarpos, Grimmia anodon, Grimmia pilifera, Hygrohypnum molle, Lyellia aspera, Mnium marginatum, Orthotrichum anomalum, Pohlia lescuriana, Pohlia vexans, Rhizomnium gracile, Schistidium cryptocarpum, Sphagnum platyphyllum, Tayloria acuminate, Tayloria hornschuchii, Tortula acaulon, Trichostomum crispulum. На Палявааме в пределах ООПТ находится единственное на Чукотке местонахождение редкого мха Schistidium flexipile. Среди лишайников также найдены редкие виды: Cetraria aculeata, C. odontella, Phaeophyscia constipata, Parmelia saxatilis, Endocarpon pusillum, Xanthoparmelia camtschadales, X. somloënsis и занесенный в Красную книгу РСФСР свободно живущий листоватый лишайник, встречающийся в тундровых сообществах, Masonhalea richadsonii.

Ботанический памятник природы "ПЕКУЛЬНЕЙСКИЙ"

Рис. 13. Ботанический памятник природы «Пекульнейский».

Расположен в центральной части Анадырского района, недалеко от с.Усть-Белая. Площадь 37га. Территория памятника занимает западный макросклон на южной оконечности хр. Пекульней в среднем течении р. Северный Пекульнейвеем (рис. 13).

Растительный покров ООПТ слабо изучен. В 1994 г. здесь работала экспедиция БИН РАН, выявившая множество интересных элементов растительности и эндемиков (Коробков, Секретарева, 1997).

ООПТ находится на северном пределе подзоны крупных стлаников (северная граница ареала Pinus pumila). Основные типы экосистем включают в себя: верхние части склонов гор с сухими щебнистыми куртинными и пятнистыми тундрами;

склоны кислых гор с кустарничковыми мохово-лишайниковыми тундрами и ольховниками и ерниками по ложбинам;

склоны с основными породами с комплексами остепненных пятнистых дриадовых тундр, степоидами и петрофитно-ксерофитными группировками на южных экспозициях;

нивальные ниши, места снежников и альпийские лужайки вдоль горных ручьев;

пологие шлейфы склонов с бугристыми, кочкарными, заболоченными тундрами и болотами, зарослями ив и ольхи;

надпойменные террасы с комплексной мозаикой кустарников, лугов и тундр;

поймы рек с галечными и песчано-галечными аллювиями, кустарниками, лугами, чозениевыми рощицами и пустошами.

Пекульнейский хребет, на склоне видны заросли ольховника. Фото А.А. Коробкова.

Примечательности: Особенностью данного района являются выходы основных и ультраосновных магматических пород, к которым приурочены многие кальцефильные виды. Памятник примечателен гоpнотундpовой флорой, в составе котоpой есть реликтовые виды лапчатка двухцветковая Potentilla biflora и бескильница Райта Puccinella wrightii; на останцовых скалах и их южных склонах - скально-степные группировки с Artemisia frigida, Potentilla anadyrensis, P. anachoretica, P. rubelloides, Leontopodium kurilense и др. Из-за сложившейся обстановки некоторой изолированности массивов хребта Пекульней от других гор здесь сформировались популяции некоторых видов, оторванные от основного ареала, а также формы, уклоняющиеся от типичных.

Мощное развитие растительности на сусликовине, с зарослями спиреи Spiraea stevenii и вейника. Памятник природы «Пекульнейский». Ботаник за сбором растений. Фото А.А. Коробкова.

Растительные сообщества ООПТ (по предварительным данным):

22% - комбинации сухих щебнистых куртинных и пятнистых дриадовых, дриадово-разнотравных и кустарничковых тундр (Dryas punctata, Minuartia arctica, M. biflora, Silene acaulis, Festuca brachyphylla, F. viviparoidea, Ermania parryoides, Saxifraga funstonii, Oxytropis czukotica, Saussurea tilesii) по вершинам и верхним частям склонов гор;

32% - комбинации кустарничковых мохово-лишайниковых, кустарничково-разнотравных моховых тундр (Salix sphenophylla, Cassiope tetragona, Ledum decumbens, Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea, Betula exilis, Carex lugens) и куртин кедрового стланика по солифлюкционным склонам гор;

10% - ольховники и ерники (Alnus fruticosa, Betula middendorffii, Sorbus subirica, Rhododendron aureum) по ложбинам склонов и шлейфов;

3% - петрофитные и ксерофитные группировки растений (Dryas incisa var. incisa, D. integrifolia, Calamagrostis purpurascens, Selaginella rupestris, Carex rupestris) и степоидов (Koeleria asiatica, Kobresia filifolia, Lychnis sibirica subsp. samojedorum, Alyssum obovatum, Dracocephalum palmatum, Thymus oxyodonthus) на южных склонах гор;

2% - комбинации нивальных тундр и лужаек по местам снежников (Phyllodoce coerulea, Acomastylis rossii, Trollius membranostylus, T. chartosepalus, Aconitum productum, Senecio resedifolius, Ranunculus pygmaeus, Mertensia pubescens) и вдоль горных ручьев;

26% - комбинации осоково-пушицево-кустарничковых, ивковых и кустарничково-ерниковых тундр (Salix fuscescens, Betula exilis, Eriophorum polystachion, Equisetum palustre) и осоковых болот (Chamaedaphne calyculata, Triglochin palustre, Baeothryon cespitosum, Comarum palustre) по шлейфам склонов;

2% - комбинации ерников, голубичников, кустарничковых ивняков и олуговелых тундр (Salix pulchra, S. saxatilis, Vaccinium uliginosum, Veratrum oxysepalum, Aruncus kamtschaticus, Sanguisorba officinalis) по надпойменным террасам;

2% - комбинации редкотравных лугов и открытых группировок растительности (Leymus interior, Chamerion latifolium, Aster sibiricus, Artemisia kruhseana) по галечным и песчано-галечным наносам пойм;

1% - комбинации ивняков и разнотравных лужаек (Salix anadyrensis, S. alaxensis, S. hastata, Ribes triste, Galium boreale) с отдельными чозениями по поймам, шикшевых пустошей (Empetrum subholarcticum, Potentilla arenosa, Antennaria friesiana) по возвышенным участкам пойм рек.

Биоразнообразие : флора района составляет около 380 видов (Коробков, Секретарева, 1997).

Пекульнейский хребет. Река Бычья. Фото А.А. Коробкова.

Охраняемые виды: На территории ООПТ обнаружено множество редких видов - лапчатка красноватая Potentilla rubelloides, клайтоничка Васильева Claytoniella vassilievii, клайтония клубненосная Claytonia tuberosa, дрема крупносемянная Gastrolychnis macrosperma, несколько видов редких одуванчиков - Taraxacum korjakorum, T. macilentum, T. tamarae, T. andersonii, а также такие редкие виды как Papaver detritophilum, P. paucistaminum, Cardamine victoris, Draba parvisiliquosa, Saxifraga oppositifolia subsp. smalliana, Potentilla anachoretica var. anachoretica, Primula eximia, Androsace semiperennis, Potentilla tomentulosa, P. tschaunensis, Oxytropis semiglobosa. Обнаружены 5 видов редких мхов: Anomobryum julaceum, Ditrichum cylindricum, Leskea polycarpa, Rhizomnium gracile, Sphagnum subfulvum.

Ботанический памятник природы "ПИНЕЙВЕЕМСКИЙ"

Рис. 14. Ботанический памятник природы «Пинейвеемский».

Расположен в Чаунском pайоне, на юго-западном побережье Чаунской губы (рис. 14). Площадь 23 га. Территория памятника включает междуречья верхних течений рек Пинейвеем и Кремянка и их водораздел с верхним течением р. Коневаам (бассейн реки Раучуа). Здесь находятся богатые местонахождения реликтовых степных и тундростепных сообществ Чукотской тундры. На галечных косах p. Кpемянки множество минеpалов: халцедонов, ониксов, сеpдоликов.

Растительность памятника изучали несколько экспедиций БИН РАН (Юрцев и др., 1973,1975; Полозова, 1983; Макарова, 1987а), однако данные по высшим сосудистым растениям пока неопубликованы и хранятся в архивах. На территории памятника расположена богатая колония степоидов, изученная Полярной экспедицией БИН РАН (Е.Ю. Слинченкова, Т.Г. Полозова, 1982 г.).

ООПТ находится в подзоне северных гипоарктических (типичных) тундр и включает в себя участок щебнистого плато с куртинными тундрами, прорезанный долинами рек Пинейвеем и Кремянка с подрезаемым правым берегом. Основным типом экосистем являются вершины, привершинные мелкотеррасированные склоны и платообразные поверхности с редкокуртинными щебнистыми дриадовыми тундрами с проективным покрытием растительности до 25%. Под склонами привершинных уступов с более благоприятным снеговым покровом формируются комплексы горных лишайниково-кустарничковых тундр с проективным покрытием растительности до 95%. На склонах гор и в плоских ложбинах формируются сырые осоково-кустарничковые тундры в сочетании с дриадовыми и кассиопейными тундрами. Наибольшие площади на пологих склонах увалов и на нижних частях шлейфов сопок занимают ивняково-ерниковые пушицевокочкарные моховые, бугорковатые лишайниково-моховые тундры, в которых нанорельеф образуют кочки до 25-30 см высотой и до 20- 30 см в диаметре. На крутых склонах оврагов, в притеррасных участках высокой поймы встречаются нивальные и хионофитные сообщества разного состава. В непосредственной близости с нивальными сообществами встречаются полосы ивняков с преобладанием Salix krylovii и при участии S. pulchra. По русловым галечникам рек формируются комплексы редкотравных лугов и ивняков, а на высоком морском берегу – специфические комплексы растительности обрывов. Низкий участок берега Чаунской губы характерен только для устья р. Кремянка, где формируются фрагменты маршевой растительности.

Примечательности: Степоиды занимают самые сухие, хорошо прогреваемые, но при этом закрепленные и относительно обогащенные мелкоземом части южных склонов, останцовых выходов андезита, высоких надпойменных террас. Это более или менее обособленные участки, перемежающиеся с нестепными фациями и образующими вместе с ними сложную мозаику ксеротермных урочищ. Степоиды расположены на крутых и сухих южных склонах гор. Здесь совместно произрастают Helictotrichon krylovii, Carex duriuscula, C. pediformis, Erithrichium sericeum, Cerastium arvense, Betula extremiorientalis, Oxytropis schmorgunoviae, Potentilla nudicaulis, Alyssum obovatum. Другими обычными видами степей здесь являются Festuca lenensis, Phlojodicarpus villosus, Pulsatilla multifida, Thymus oxyodonthus.

Наиболее обычными вариантами степных сообществ являются гемикриофитно-микротермные горные степи: овсецово-осочковая (c Potentilla arenosa, P. crebridens, Draba parvisiliquosa, Artemisia kruhseana, Dracocephalum palmatum, Poa botryoides, Calamagrostis purpurascens), разнотравно-типчаково-овсецовая (c Carex obtusata, Selaginella sibirica, Eritrichium sericeum, Rumex graminifolius, Galium verum, Ranunculus affinis, Potentilla nivea, Minuartia verna, Papaver microcarpum subsp. czekanowskii, Dianthus repens), которые сочетаются с дриадово-кобрезиевыми (Kobresia myosuroides) луговинами и зарослями из Salix glauca, Betula extremiorientalis. Степные элементы проникают также на южных склонах в дриадово-голубичные арктоусовые тундры и другие типы кустарничковых тундр

Состав лишайников в степных и тундростепных сообществах очень близок к таковому в других районах чукотской тундры со степоидами (памятники Паляваамский и Амгуэмский). Основу чукотской степной лихенофлоры составляют широко распространенные ксерофильные лишайники Physconia muscigena, Ochroleuca upsaliensis, Parmelia tatarica и некоторые другие. Характерными для степоидов являются накипные чешуйчатые лишайники – Endocarpon pusillum, Phaeorrhiza nimbosa, Catapyrenium cinereum, Lecidoma demissum, Toninia sedifolia и листоватые Xanthoparmelia solmoënsis и X. camtschadalis. Основу напочвенного покрова в степных сообществах составляют широко распространенные в тундровой зоне Hypogymnia subobscura, Flavocetraria nivalis, Thamnolia vermicularis, Parmelia omphalodes и др. Почти отсутствуют в них лишайники рода Cladonia.

Б.А. Юрцев (1981в) считает степные сообщества Чукоткой тундры обедненными производными степных комплексов горной северо-восточной Якутии – основного очага формирования этого комплекса.

Растительные сообщества ООПТ (Полозова Т.Г. Геоботанические описания на юго-западном побережье Чаунской губы в Чукотском районе. Архив БИН РАН, неопубл. данные):

26% - комбинации редкокуртинных и пятнистых щебнистых дриадовых тундр (Dryas punctata, Empetrum subholarcticum, Salix sphenophylla, Arctous alpina, Vaccinium vitis-idaea subsp. minus, Poa glauca, P. arctica, Trisetum spicatum, Hierochloe alpina, Festuca brachyphylla, F. brevisetum, Carex rupestris, Potentila uniflora, Eritrichium tschuktschorum, Hedysarum hedysaroides, Draba nivalis, D. fladnicensis, D. stenopetala, Minuartia obtusiloba, Androsace ochotensis, Pedicularis amoena, Papaver microcarpum, Saxifraga funstonii, Arnica iljinii, Crepis nana, Artemisia furcata) вершин и привершинных склонов;

13% - комбинации горных лишайниково-кустарничковых и разнотравно-кустарничковых тундр (Salix tschuktschorum, Cassiope tetragona, Salix reticulata, Betula exilis, Rhododendron parvifolium, Diapensia obovata, Ledum decumbens, Arctagrostis latifolia, Luzula nivalis, Carex podocarpa, Parrya nudicaulis, Saxifraga nelsoniana, Polygonum ellipticum, Petasites glacialis, Lagotis minor, Saussurea tilesii, Pedicularis langsdorfii, P. adamsii, Claytonia acutifolia, Valeriana capitata, Astragalus alpinus, Rhodiola atropurpurea) на склонах и под склонами привершинных уступов;

2% - комбинации разнотравно-осочковых, дриадово-кобрезиевых степоидов и остепненных тундр (Helictotrichon krylovii, Carex duriuscula, C. pediformis, Erithrichium sericeum, Cerastium arvense, Potentilla nudicaulis, P. arenosa, P. crebridens, Draba parvisiliquosa, Artemisia kruhseana, Dracocephalum palmatum, Oxytropis schmorgunoviae, Alyssum obovatum, Festuca lenensis, Phlojodicarpus villosus, Pulsatilla multifida, Thymus oxyodonthus) с ивнячками из Salix glauca и ерниками из Betula extremiorientalis на крутых и сухих южных склонах гор, южных уступах и бровках террас;

5% - комбинации сырых эвтрофных осоково-кустарничковых моховых и кассиопейных тундр (Carex lugens, C. misandra, C. fuscidula, C. quasivaginata, Eriophorum vaginatum, E. callitrix, E. triste, Juncus biglumis, Luzula confusa) на пологих склонах и ложбинах стока в привершинной части склонов гор;

23% - комбинации ивняково-ерниковых пушицевокочкарных моховых, мелкобугорковато-редкопятнистых лишайниково-моховых тундр (Salix pulchra, S. glauca, Betula exilis, Ledum decumbens, Vaccinium uliginosum subsp. microphyllum, V. vitis-idaea subsp. minus, Arctous alpina, Empetrum subholarcticum, Salix sphenophylla, S. saxatilis, Calamagrostis holmii, Arctagrostis latifolia, Trisetum spicatum, Poa arctica, Eriophorum vaginatum, Carex lugens, Luzula nivalis, L. confusa, L. multiflora subsp. kjelmanniana, Pedicularis lapponica, P. labradorica, Valeriana capitata, Senecio atropurpureus, Stellaria ciliatosepala, Saxifraga hirculus, Plygonum tripterocarpum, Saussurea tilesii, Orthilia obtusata, Polygonum viviparum) на пологих склонах увалов и на нижних частях шлейфов сопок;

4% - комбинации нивальных и хионофитных разнотравных, разнотравно-осоково-моховых, разнотравно-ивовых тундр и ивнячков (Salix krylovii, S. pulchra, S. polaris, Arctagrostis latifolia, Phippsia algida, Poa paucispicula, P. arctica, Carex tripartita, C. lugens, C. stans, Ranunculus nivalis, R. pigmaeus, R. sulphureus, Polemolium acutiflorum, Rumex arcticus, Saxifraga hyperborea, S. nelsoniana, S. foliolosa, Aconitum productum, Gentiana glauca, Rubus arcticus, Caltha arctica, Polygonum viviparum, Petasites frigidus, Artemisia tilesii, Oxyria dygina, Taraxacum alaskanum, Cardamine bellidifolia, Lagotis minor) на крутых склонах оврагов, в притеррасных участках высокой поймы;

6% - комбинации полигонально-валиковых тундровых болот из кустарничковых мохово-лишайниковых тундр и осоково-пушицевых кочкарных болот (Betula exilis, Eriophorum vaginatum, E. medium, E. polystachion, Salix fuscescens, Calamagrostis holmii, Poa arctica, Ledum decumbens, Carex stans, C. rariflora, C. rotundata, Rubus chamaemorus, Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea, Andromeda polipholia) на вогнутых участках низких нагорных и надпойменных террас, аккумулятивной равнине;

27% - комбинации осоково-кустарничково-разнотравных и осоково-кустарничково-моховых тундр c фрагментами низких ольховников (Alnus fruticosa, Betula exilis, Ledum decumbens, Empetrum nigrum, Salix pulchra, Vaccinium vitis-idaea, V. uliginosum, Pedicularis lapponica, P. labradorica, P. oederi, Senecio atropurpureus, Claytonia acutifolia, Carex lugens, Eriophorum vaginatum, E. polystachion, Arctagrostis latifolia, Epilobium dahuricum) на шлейфах склонов сопок и выпуклых участках аккумулятивной морской террасы;

3% - комбинации редкотравных пойменных лугов и ивнячков (Deschampsia brevifolia, D. borealis, Artemisia borealis, Equisetum arvense, Rumex graminifolius, R.sibiricus, Tanacetum boreale, Poa colpodea, Chamerion latifolium, Festuca cryophila, Leymus interior, Salix alaxensis, Allium schoenoprasum, Luzula sibirica) на песках и галечниках в прирусловой фации рек;

1% - открытые группировки кустарничково-травянистой растительности (Betula exilis, Ledum decumbens, Vaccinium vitis-idaea, Calamagrostis holmii, Empetrum subholarcticum, Polygonum tripterocarpum, Salix pulchra, S. alaxensis, Artemisia tilesii, Arctagrostis arundinacea, Valeriana capitata, Calamagrostis purpurea) на обрывах коренного берега в полосе засоления по берегу Чаунской губы.

Биоразнообразие: В конкретной флоре выявлено около 300 видов сосудистых растений (данные БИН РАН).

Охраняемые виды: Здесь встречаются овсец Крылова (Helictotrichon krylovii), осока твердоватая (Carex duriuscula), осока стоповидная (C. pediformis), лапчатка голостебельная (Potentilla nudicaulis), лапчатка чаунская (P. tschaunskiana), остролодочник Шморгуновой (Oxytropis schmorgunoviae), незабудочник шелковистый (Eritrichium sericeum), бурачок обратнояйцевидный (Allyssum obovatum), трищетинник литоральный Trisetum sibiricum subsp. litoralis. Встречаются редкие виды лишайников Catapyrenuim cinereum, Cetraria aculeata, C. odontella, Endocarpon pusillum, Phaeophyscia constipate, Masonhalea richadsonii, Phaeorrhiza nimbosa, Xanthoparmelia somloënsis.

Ботанический памятник природы "БЕРЕЗОВСКИЙ (ТЕЛЕКАЙСКАЯ РОЩА)"

Рис. 17. Ботанический памятник природы «Березовский».

Памятник расположен в южной части Шмидтовского района, на слиянии рек Правый и Левый Телекай. Площадь 23 га. Телекайская чозениевая роща, представляющая собой крайний лесной массив на северо-востоке Азии расположена в глубокой межгорной котловине при слиянии рек Правый и Левый Телекай (рис. 16).

В условиях местного климата помимо чозении (Chosenia arbutifolia) сохранились и другие реликты. Сама чозениевая роща представляет собой многоярусный пойменный лес, вытянутый на 2 км вдоль р. Левый Телекай до его устья. Наибольшая ширина рощи – 0.8 км. Большая часть деревьев имеет высоту около 15 м, с диаметром ствола от 20 до 40 см. Имеется обильный подрост из молодых чозений. В Телекайской чозениевой роще гнездятся многие виды птиц (дрозд) и она же является естественным древесным питомником в тундре. Всего на территории памятника отмечено около 230 видов растений.

Растительный покров рощи детально описан в работах Ю.П. Кожевникова (1974а,б,1989).

Памятник находится в центре крупного Амгуэмо-Куветского горного массива к северо-востоку от Чаунско-Анадырского водораздела, в верховьях р. Телекая. ООПТ расположен в подзоне южных гипоарктических тундр и представляет собой изолированный лесной массив на крайнем северном пределе распространения чозениевых лесов.

Основные типы экосистем следующие: 1) горные местообитания с осыпями, щебнистыми кустарничковыми тундрами склонов, горных седловин и нагорных террас, ивняками-ольховниками по ложбинам стока, 2) долины горных ручьев с ивняками, нивальными луговинами, скалами и каньонами, 3) моренные бугры и гряды с ксеротермными экотопами и дриадово-лишайниковыми тундрами моренных террас, 4) шлейфы склонов гор с сухими щебнистыми и влажными замоховелыми тундрами и кустарниками, ложбинами с проточными болотами и тундрами уступов, 5) надпойменные террасы с бугристыми болотами, зарастающими озерами, конусами выноса крупных ручьев и грядовыми микроповышениями, 6) поймы рек с галечниками, песками, шикшевыми пустошами, лишайниковыми рединами, чозениевой рощей и ивняками.

Феномены: Основным феноменом является чозениевая роща. Существование Телекайской рощи, представляющей лесной остров в подзоне кустарниковых тундр, обусловлено своеобразной орографией (закрытая межгорная котловина), геоморфологией русла (многорукавная система Левого Телекая), субстратом (опесчаненные галечники, местами задернованные). Этот краевой форпост лесной растительности в северо-восточной Азии существует благодаря резкому котловинному эффекту. Большая межгорная котловина со всех сторон защищена горами с относительными превышениями 800-1000(1400) м, с северо-запада - Остроконечными горами, с юга – хребтом Туманный. Днище котловины поднято на высоту 400 м над ур. моря.

Сама роща тянется по пойме Левого Телекая от его устья до его выхода из гор (2 км) и не выходит за пределы низкой поймы (включающей целую серию проток), имея ширину 0,8 км. Во время паводков эта пойма уже не заливается, и старые галечники, на которых растут деревья, местами сильно затундровели. Выше по Правому Телекаю чозения не растет, так как в долине нет обширных старых галечников. С юга роща отграничена второй надпойменной террасой, на 60 см превышающей первую.

Древостой в роще прореженный: деревья отстоят друг от друга в среднем на 4-5 м в центральной части рощи, а по ее краям – на десятки метров. Большая часть рощи представляет редину, но в глубине ее у реки немало участков с сомкнутостью крон 0,8-0,9, где травяной покров составлен в основном Poa urssulensis, дающим покрытие 100%. Прибрежная часть террасы характеризуется максимальной сомкнутостью древостоя чозении. Высота деревьев до 15 м, что значительно меньше средней высоты чозений близ пос. Марково. Имеется обильное возобновление, причем подрост разновозрастной, то есть роща находится в процветающем состоянии. Диаметр стволов от 20 до 40 см. Старые деревья имеют поникшие ветви с годовым приростом до 50 см и более. В низкой пойме , где расположена роща, имеется множество временных проток. Река разделяет рощу на две части, кроме того, имеется небольшой островок между рукавов реки.

По берегам реки тянутся бордюром ивняки из Salix alaxensis, S. krylovii, S. saxatilis, S. boganidensis c большими кустами Ribes triste. Далее вглубь следует широкая полоса злаков с Pyrola rotundifolia subsp. incarnata, Oxytropis middendorffii, Astragalus alpinus и др. На возвышенных галечных участках в редине рощи имеется разреженное разнотравье с Helictotrichon dahuricum, Saxifraga bronchialis, Festuca altaica, Erysimum pallasii, Pulsatilla dahurica, Potentilla hyparctica и др. Большие площади старых сухих галечников покрыты лишайниковыми сообществами, в которых обычны куртины Dryas octopetala subsp. viscida, Empetrum subholarcticum, Salix saxatilis. Деревья чозении и кусты ив здесь далеко отстоят друг от друга и не создают затенения.

Примечательности: Главными примечательностями, кроме рощи, следует считать ледниковые формы рельефа с соответствующей растительностью, березняк и степоиды. В районе Телекайской рощи наблюдаются разнообразные ледниковые формы рельефа. Шлейфы гор одеты моренными плащами. Днище котловины выстилает основная морена, которая расчленена до 5-7 м глубины. Тальвег еще не достиг подошвы морены, которая слагает надпойменные террасы. Река неглубокая из-за того, что часть воды сбрасывается по боковым протокам глубиной около 0,5 м, которые постоянно обновляются. В паводок река сильно подмывает берега, и многие деревья падают. В местах лежания останцов мертвого льда во время отступания ледника. расположены озера. На территории ООПТ находится одно крупное озеро Первое, а также порядка 15 мелких озер моренного происхождения. В горной части долины Левого Телекая, имеющей облик типичного трога, имеются ряды конечных морен, фиксирующих ослабевающие подвижки языка ледника. Между холмами морен есть небольшие озера, возникшие, очевидно, на месте неподвижных глыб льда.

В нижней части одного из южных склонов низкой сопки, обращенного в котловину с рощей, есть небольшой березняк, составленный корявыми и довольно тесно стоящими деревьями до 4 м выс. Betula platyphylla subsp. minutifolia. Максимальная высота деревьев 4,5 м, диаметр ствола до 7 см. Стволы извилистые и корявые, сомкнутость крон 0,6. Березняк невелик по площади, и кустарниковых берез того же вида в нем больше, чем деревьев. Несколько групп этой березы имеются на склонах ложбин в моренных шлейфах по Правому Телекаю, одиночные деревца растут также на южном склоне горы у места поворота Правого Телекая. Самый густой березняк граничит с зарослями ерника, а выше его расположен степоид с Carex obtusata. Другие рощицы берез площадью 10х5 кв. м и менее найдены на склонах глубоких выемок на шлейфе, спадающем к Правому Телекаю. Здесь деревца имеют высоту всего 2 м, по краю рощицы также окружены кустарниковой порослью. Одиночные березки также отмечаются на склоне горы на повороте Правого Телекая, где они поднимаются до высоты 150 м.

На южных (и реже других) склонах сопок и морен на участках различной площади широко представлены степоиды. Их флористический состав во многих случаях повторяется. Ксерофитные растительные группировки в районе приурочены к ксеротермным местообитаниям, хорошо развитым из-за дренированности многих шлейфов склонов гор, террас. Среди них – кустарничково-травянистые, кустарничково-разнотравно-осочково-лишайниковые, дриадово-лишайниковые пятнистые с Helictotrichon krylovii сообщества и фрагменты травянистых каменистых степей, а также розарии с Rosa acicularis. Постоянные компоненты ксерофитных группировок в данном районе - Dracocephalum palmatum, Carex supina subsp. spaniocarpa, C. rupestris, C. obtusata, Draba cinerea, Calamagrostis purpurascens, Festuca lenesis, Potentilla arenosa, Selaginella sibirica, Poa glauca, Chamaerion angustifolium, Erysimum pallasii. Осочка C. supina subsp. spaniocarpa является активным задернителем, и сообщества с ее доминированием резко очерчены и выделяются характерным цветом. Осочковые сообщества и есть собственно криофильно-степные сообщества, остальные же степоиды - сериальные ксеротермные группировки (Carex supinа subsp.spaniocarpa, Empetrum subholarcticum, Dryas punctata). На поверхностях морен степоиды имеют другие доминанты (Lychnis sibirica, Pulsatilla multifida, Calamagrostis purpurascens). На горизонтальных поверхностях морен в ксерофитных сообществах преобладает Helictotrichon krylovii, на низких грядах надпойменных террас - Carex melanocarpa.

Другие основные признаки ландшафтного района ООПТ: в районе распространены породы только кислого состава. Отсутствуют криогенные формы микрорельефа, что сказывается в отсутствии нивальных группировок растительности и отсутствии множества нивальных видов. Отсутствуют мезофитные луговины, но сильное развитие получили багульниковые и ерниковые сообщества, а также вид кустарниковой ивы Salix pulchra. Весьма активен кустарниковый ольховник. Ландшафт ООПТ резко отличается от подавляющего большинства чукотских ландшафтов своим растительным покровом, включающим большое количество степоидов, березняк и чозениевую рощу.

Растительные сообщества ООПТ (Кожевников, 1974а):

25% - тундры вершин и привершинных частей склонов. Преобладающие растительные сообщества – куртинные редкотравные тундры, дриадовые (Dryas punctata), кустарничково-лишайниковые и кустарничковые (Salix tschuktschorum) пятнистые тундры, кустарничковые и кустарничково-лишайниковые тундры (Arctous alpina, Empetrum subholarcticum, Salix sphenophylla, S. arctica, Minuartia arctica);

25% - комбинации тундр и кустарников на склонах разной крутизны и различных моренах. Преобладающие растительные сообщества - кустарничково-разнотравные и кустарничковые тундры (Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea, Arctous alpina), кустарничково-осоково-моховые тундры (Ledum decumbens, Vaccinium uliginosum, Carex lugens, Betula exilis), ольховники из Alnus fruticosa, ивняки (Salix anadyrensis, S. glauca) и ерники (Betula exilis, B. middendorffii), голубичники и голубичные ивняки (Vaccinium uliginosum, Salix pulchra);

25% - комбинации растительности пологих шлейфов склонов и морен. Преобладающие растительные сообщества - разреженные ивняки из Salix krylovii, кустарничково-моховые тундры, багульниковые ерники (Ledum decumbens, Betula exilis) с редкой ольхой и Spiraea stevenii, ивняки-ольховники (Alnus fruticosa, Salix krylovii, S. boganidensis, S. pulchra) на конусах выноса, кустарничково-сфагновые (Pinguicula villosa), бугристые и кочкарные болота (Eriophorum vaginatum, Carex stans, C. lugens), кочкарные тундры и кустарничково-моховые тундры;

10% - комбинации расительности надпойменных террас. Преобладающие растительные сообщества – злаковые, кустарниково-злаковые и кустарниковые сообщества, голубичные ивняки и голубичники, луазелеуриевые (Loiseleuria procumbens), брусничные и кустарничково-моховые, мохово-лишайниковые тундры, шикшевые, кустарничково-разнотравные, грушанковые, ивнячковые (Salix saxatilis) сообщества (Corallorhiza trifida, Astragalus schelichovii);

10% - пойменные комплексы. Преобладающие растительные сообщества – лишайниковые пустоши на галечниках (Helictotricum dahuricum, Pulsatilla dahurica, Leymus ajanensis), редкотравные луга на сырых галечниках и отмерших руслах близ наледей (Pleuropogon sabinii, Koenigia islandica, Ranunculus hyperboreus), прирусловые ивняки (Salix krylovii, S. alaxensis, S. boganidensis, S. hastata, S. saxatilis), прибрежно-водная растительность низинных озер (Hippuris vulgaris, Sparganium hyperboreum), пойменная чозениевая роща (Chosenia arbutifolia, Salix udensis, Poa urssulensis, Stellaria calycantha subsp. pilosella).

Биоразнообразие: в конкретной флоре выявлено 232 вида сосудистых растений (Кожевников, 1974а).

Охраняемые виды: изолированные местонахождения чозении толокнянолистной Chosenia arbutifolia, зорьки сибирской Lychnis sibirica subsp. samojedorum, березы Каяндера Betula cajanderi, березы дальневосточной Betula extremiorientalis, можжевельника сибирского Juniperus sibirica. Все это бореальные реликты, практически находящиеся на северном пределе своего распространения. Такими же бореальными реликтами являются обнаруженные в роще кораллориза трехраздельная Corallorhiza trifida из семейства Орхидных и ива удская Salix udensis. Найдены здесь и редкие для Чукотки виды – овсецы даурский и Крылова (Helictotrichon dahuricum, H. krylovii), а также редкие в ландшафтах Чукотки Tofieldia pusilla, T. coccinea, Papaver paucistaminum, P. radicatum, Potentilla elegans, P. stipularis, Astragalus tugarinovii, Oxytropis vassilczenkoi, O. mertensiana, O. campestris, Draba arctogena. На территории ООПТ впервые на Чукотки найден мятлик урсульский Poa urssulensis, ближайшие местонахождения которого находятся в лесных районах на северо-востоке Якутии (Юрцев и др., 1975).

Ботанический памятник природы "ТНЕКВЕЕМСКАЯ РОЩА"

Рис. 17. Ботанический памятник природы «Тнеквеемская роща».

Памятник расположен в северо-восточной части Анадырского района, в пойме правого притока р. Канчалан (устьевое междуречье Тнеквеем и Кытапнайваам). Площадь 37 га. Роща расположена в 8-10 км к югу от низких южных отрогов Чукотского нагорья (Канчаланских гор) и в 120 км к северу от г. Анадырь (рис. 17).

Территория памятника включает самую северную крупную чозениево-тополевую рощу, расположенную на открытой равнине. Она представляют собой остров многоярусного пойменного леса из чозении Chosenia arbutifolia. В pоще гнездятся многие виды птиц. Она является уникальным и особо ценным ботаническим объектом. Распространяя семена деревьев, эта роща служит естественным древесным питомником в тундре, форпостом ее облесения.

Общая географическая характеристика ландшафта неплохо дана в работе О.Д. Трегубова, Л.М. Табуриной (2003), растительный покров изучен детально (Кожевников, 1976б,1989; Юрцев, Секретарева, 1983).

ООПТ представляет собой изолированный лесной массив в подзоне южных гипоарктических тундр. Территория расположена на участке долины реки, прорезающей холмисто-увалистую равнину, обрамляющую Канчаланскую низменность, на северо-восточной периферии подзоны южных кустарниковых тундр (Трегубов, Табурина, 2003). Относительные высоты увалов составляют 100-150 м, частично они попадают на территорию ООПТ. Долина реки Тнэквем со следами горно-долинного оледенения имеет широкую пойму 500-700 м и 2-3 надпойменных террасы и характеризуется комплексами редкотравных галечных кос, пойменных ивняков из древовидных ив и островного леса из чозении. На надпойменных террасах распространены заросли кустарникового ольховника в сочетании с вейниковыми лугами и по ложбинам – эвтрофными болотами. Озерно-аллювиальная равнина характеризуется комплексами кустарничково-осоково-пушицевых кочкарных тундр, бугристых ивково-кустарничковых тундр, заболоченных осоково-моховых тундр и осоково-кустарничково-сфагновых болот. На всхолмленных возвышенных участках равнины распространены комплексы кустарничково-мохово-лишайниковых, сухих кустарничковых лишайниковых тундр, ивковых тундр с Salix pulchra, на склонах холмов - кустарничковые мохово-лишайниковые, пятнистые дриадово-разнотравные тундры, куртины кустарниковой ольхи по микроложбинам. На озерах термокарстово-едомного происхождения пойменных зарослей не образуется, развита прибрежно-водная растительность злакового характера.

Памятник природы «Тнеквеемская роща». Фото Т.В. Демченко и О.Д. Трегубова.

Феномены: Растянувшись на значительном протяжении, чозениевая роща занимает пойму реки р. Тнеквеем (правый приток р. Канчалан) и представляет собой настоящий оазис, составляющий разительный контраст по сравнению с окружающей кочкарно-пушицевой тундрой на водоразделах. В отличие от других пойменных рощ, встречающихся на северо-востоке Азии в пределах южнотундровых территорий и приуроченных к хорошо защищенным от морских и северных ветров горным долинам, Тнеквеемская роща расположена открыто на севере Нижнеанадырской низменности. Сам факт существования на открытой равнине 18-метрового многоярусного лиственного леса представляет собой большой научный интерес для выяснения причин безлесия тундр.

Протяженность рощи 1,5-2 км поперек долины р. Тнэквеем (в 15 км от ее впадения в р. Канчалан) и до 10 км вдоль длины. На значительном протяжении роща занимает почти всю широкую пойму реки, упираясь на севере в высокую (8-10 м) правобережную террасу, а на юге – в низкую, сильно заболоченную левобережную террасу. Выше по долине Канчалана чозении и тополь отсутствуют. В некоторых правобережных притоках р. Тнеквеем есть несколько небольших рощиц чозении и тополя или отдельные деревья. Наиболее вероятной причиной существования крупного острова пойменного леса в расширении поймы р. Тнэквеем является наличие здесь мощного сквозного талика.

Разные возрастные стадии чозениевого леса характеризуются разными наборами видов и структурой ярусов. На низких уровнях песчано-галечной поймы (50-100 см над меженным уровнем реки) развит подрост чозении с 27 видами сосудистых растений (наиболее обильны Chamaerion latifolium и Artemisia kruhseana). Характерны горизонтальная пестрота и значительное богатство травостоя. Обычные виды - Artemisia borealis, Poa glauca, Festuca criophila, Leymus interior, Stellaria fisceriana, S. laeta, Poa malacantha.

Памятник природы «Тнеквеемская роща». Фото Т.В. Демченко и О.Д. Трегубова.

На более высоких участках (выше 1,5 м) подрост чозении 3-6(7) м выс. формирует группы с сомкнутостью крон 0,4, в которых развивается злаковый травостой из Festuca cryophila, Trisetum spicatum и др. Более развитые рощицы выс. 7-10 м при сомкнутости крон до 0,7 имеют уже под пологом чозении ярус ивняков из Salix alaxensis, S. boganidensis с примесью одиночных кустов ольховника. В травостое господство переходит к Calamagrostis purpurea, Poa pratensis, Agrostis anadyrensis, Elymus borealis и др. В разнотравье доминируют Artemisia tilesii, Rubus arcticus, Chamaerion latifolium. С накоплением песка связано появление Pedicularis villosa, Aster sibiricus.

В зрелых насаждениях чозении среднего уровня поймы (до 2 м над меженным уровнем реки) с мощностью слоя песка не менее 1 м, формируется древостой чозении выс. 15-18 м при диаметре стволов 15-20(30) см при сомкнутости крон 45%, во втором ярусе более низкие деревья чозении 10-12 м и Salix boganidensis 4-10 м, в третьем – несомкнутый подлесок Salix alaxensis 2-3 м выс. при сомкнутости 15% и Alnus fruticosa (1,5-4 м). В нижних ярусах густые клоны красной смородины Ribes triste выс. 0,4-1 м, на почве Moehringia lateriflora, Calamagrosis purpurea, Trientalis europaea, Rubus arcticus, Equisetum pretense, E. arvense, Galium boreale. В ложбинах к ивам присоединяется Salix lanata subsp. richardsonii, а в травостое становятся обильны Whilhelmsia physodes и Anemone richardsonii, мощно развита синузия зеленых мхов.

В перестойных насаждениях с ярусами древесных ив и ольховника на повышенных частях поймы формируется вейниково-хвощевый покров. Древостой чозений выс. 10-20 м и диаметром стволов 35-40 (75) см сильно изрежен (10-15%). Состав ярусов не меняется, но в напочвенном покрове появляется больше мхов. В зрелых и перестойных насаждениях обращает внимание полное отсутствие возобновления чозении. По-видимому, сукцессия пойдет по замещению чозениевых насаждений кустарниковыми ивами и ольховником.

В центральной части поймы наблюдается динамичная, в высшей степени нестабильная экологическая обстановка, вследствие чего возрастные фазы развития чозениевой рощи из-за перемены режима осадконакопления становятся необратимыми этапами сукцессии. Из-за непрерывного блуждания русел реки этот сукцессионный ряд обывается на стадии ивовых рощ и ольховников.

Примечательности: специалисты считают, что возраст рощи - ранне- или среднеголоценовый. В роще отсутствуют бореальные реликты, но она сама – мощный современный источник заноса семян чозении в поймы других рек горного Канчалана. Зрелые и перестойные рощи чозении представляют многоярусный лиственный лес – с двумя ярусами деревьев, двумя ярусами кустарников, двумя-тремя подъярусами травянистого яруса и ярусом мхов. Такой восьмиярусный пойменный лиственный лес среди открытой тундровой равнины – уникальное природное явление, несомненно заслуживающее инвентаризации всех компонентов экосистемы в целом. Как тип экосистемы его следует охарактеризовать скорее даже не как бореальный (таежный), а неморальный (экстразональный в тундровом окружении), но скроенный из бореальных и отчасти гипоарктических видов, более или менее обычных в поймах горных рек подзоны южных гипоарктических тундр (Кожевников, 1989).

Растительные сообщества: Наибольшие площади в ООПТ занимают (Кожевников, 1976б; Юрцев, Секретарева, 1983):

30% - комбинации растительности слабо расчлененной озерно-аллювиальной равнины (кустарничково-осоково-пушицевые кочкарные тундры, бугристые ивково-кустарничковые тундры, заболоченные осоково-моховые тундры и осоково-кустарничково-сфагновые болота, мелкие термокарстовые провалы);

18% - комбинации растительности возвышенных участков равнины, высоких 40-метровых всхолмлений (мезотрофные кустарничково-мохово-лишайниковые тундры, сухие кустарничковые лишайниковые тундры, заросли ивняков из Salix pulchra, заросли ольховников);

14% - комбинации растительности склонов и вершин небольших холмов выс. 100-150 м (кустарничковые мохово-лишайниковые, пятнистые щебнистые дриадово-разнотравные тундры, парковые ольшаники и куртины ольховника (Alnus fruticosa) по пологим склонам);

4% - террасные озера термокарстово-едомного происхождения с зарослями прибрежно-водной растительности (Arctophila fulva, Dupontia psylosantha);

4% - комбинации ольховников, вейниковых лугов и болот на низкой надпойменной террасе;

30% - пойменные комплексы р. Тнэквеем (Юрцев, Секретарева, 1983): в том числе из них: 1) 40% - разновозрастные насаждения чозении, 2) 35% -редкотравные луга и группировки растительности на галечных, песчано-галечных и иловато-галечных пляжах на низких уровнях поймы; 3) 12% рощицы ивняков из Salix boganidensis, 4) 8% высокие заросли кустарникового ольховника (Alnus fruticosa), 5) 5% вейниковые луга (Calamagrostis purpurea).

Биоразнообразие: парциальная флора рощи включает 87 видов (Юрцев, Секретарева, 1983). Все ее виды более или менее обычны в поймах горных рек Южной Чукотки в подзоне южных гипоарктических тундр. Единственной редкостью можно считать найденную здесь разновидность Elymus macrourus. Разница с другими пойменными массивами в той же подзоне состоит в том, что здесь в специфических условиях широкой сквозной таликовой зоны бореальные, арктобореальные и некоторые гипоарктические виды под давлением ценотического отбора получили перевес и сформировали многоярусный лиственный лес.

Охраняемые виды: на ООПТ находятся изолированные острова чозении толокнянолистной Chosenia arbutifolia и тополя душистого Populus suaveolens и местонахождения редких для ландшафтов Центральной Чукотки видов - мака анюйского Papaver anjuicum, резухи теневой Arabis umbrosa, дремы родственной Gastrolychnis affinis, мытника Васильченко Oxytropis vassilczenkoi.


Русское ботаническое обществоBotanic Garden Conservation InternationalThe Plant ListPlantariumEast Asia Botanic Garden NetworkСовет ботанических садов РоссииRussian electronic libraryБиблиотека ШипуноваРоссийская Академия наукРейтинг@Mail.ru
Вверх