Логотип БСИ ДВО РАН
Региональные термальные памятники природы

Растительный мир ООПТ Чукотки

© OCR - Беликович А.В., Галанин А.В., Афонина О.М., Макарова И.И. Публикуется по тексту: Беликович А.В., Галанин А.В., Афонина О.М., Макарова И.И. Растительный мир особо охраняемых территорий Чукотки . Владивосток: БСИ ДВО РАН, 2006. 260 с.


Региональные термальные памятники природы

Водно-ботанический памятник природы "ВОСТОЧНЫЙ"

Рис. 18. Водно-ботанический памятник природы «Восточный».

Расположен в Чукотском районе, на северо-восточном побережье Чукотского полуострова, недалеко от с.Уэлен (рис. 18). Площадь 23 га. Территория памятника включает участок выхода термальных вод, координаты 66°06'6” с.ш., 169°48'42” з.д., расположенный у подножья северного склона сопки Нэпыгэллен в долине руч. Горячий. Выходы термальных вод довольно маломощные, температура вод от 36° до 69°. В долине расположено несколько самоизливающихся скважин, в которых спорадически выделяется свободный газ. Дежневские термы, наряду с Чаплинскими, являются самыми минерализованными их всех источников Чукотки, по химическому составу хлоридные кальциево-натриевые (Вакин и др, 2003).

Растительность района окрестностей пос. Уэлен детально описана в работах Т.Г. Дервиз-Соколовой (1964,1966).

ООПТ находится в зоне типичных тундр, изолированный термальный остров. Дежневский горный массив сложен алевролитами, известняками и известково-глинистыми сланцами. Горячие источники (выходы трещинно-жильных термальных вод) находятся в зоне разлома, по которой идет сквозная таликовая зона. Основные типы экосистем:

сильно обдуваемые вершины невысоких гор (300-350 м над ур. моря) и крутые склоны в местах выходах гранитов с крупнохрящеватым глинистым субстратом и открытыми группировками растительности, куртинными тундрами;

склоны крутизной 7-15°, с каменистыми россыпями, с фрагментами лишайниково-кустарничковых тундр;

нагорные террасы и выпуклые вершины увалов с кочкарными осоково-кустарничковыми, кустарничковыми мохово-лишайниковыми тундрами;

щебнисто-суглинистые пологие склоны и увалы с пятнистыми тундрами;

пологие склоны до высоты 180-200 м с осоково-пушицевыми тундрами,

бровки нагорных террас и уступов с хорошо дренированными и прогреваемыми почвами с дриадово-ивковыми, разнотравно-ивковыми тундрами;

нивальные местообитания по краям каменистых россыпей, надпойменным террасам, берегам горных ручьев с заболоченными осоковыми тундрами, моховыми и мохово-кустарничковыми тундрами и луговинами до высот 150-200 м;

долины рек и ручьев с бугристо-ложбинным микрорельефом, сочетаниями кочкарных осоково-пушицевых, кустарничковых тундр;

блюдцеобразные понижения в долине р. на месте небольших ледниковых озер с осочниками;

приморские галечные косы и берега лагун с комплексами разнотравно-злаковых галофитных сообществ по галечным валам, ивковыми и осоково-фиппсиевыми маршами.

Феномены : На территории ООПТ находятся Уэленские термальные источники, расположенные в 6 км к югу от с. Уэлен. Специфическими видами растений здесь являются щитовник шартрский Dryopteris carthusiana, звездчатка чашечкоцветная Stellaria calycantha, кипрей Хорнеманна Epilobium hornemannii. Площадь выходов источников небольшая, поэтому здесь не успел сформироваться зрелый комплекс термофильных видов. По характеру растительности из всех термоминеральных источников Чукотского полуострова термальное урочище здесь выражено наиболее слабо. Тем не менее это самые крайние северо-восточные источники на Азиатском материке.

Примечательности: Специфика флоры района выражается в смешении больших групп видов с евразиатско-амфиберингийским и американо-амфиберингийским ареалом. Судя по их характеру, из Азии в Америку переселялись преимущественно аркто-альпийские виды, а из Америки в Азию – преимущественно арктические и гипоарктические. В настоящее время, благодаря Берингову проливу, на территориях, расположенных между двумя громадными континентами создается режим холодного морского климата, что обусловливает вторую особенность флоры района ООПТ – присутствие здесь сравнительно большой группы видов (33 вида) берингийского склада, обладающих характерным амфиберингийским ареалом. Типичным амфиберингийским видом является аркто-альпийский горный вид проломник охотский Androsace ochotensis. Большинство таких видов (22) приурочено к собственно берингийской области. Характер их распространения (все они распространены в областях, испытывающих влияние Тихого океана и не проникают в континентальные районы) заставляет думать, что океанический холодный климат с влажной атмосферой, холодными снежными зимами и сильными влажными ветрами является необходимым условием их существования.

Редкими видами в ООПТ являются бореальные – такие как кустарничковая березка Betula exilis, сабельник болотный Comarum palustre (произрастающий единично в осоково-пушицевой тундре), фиалка Viola epipsiloides, чемерица Лобеля Veratrum lobelianum var. misa, реликт лесных сообществ послеледникового потепления княженика Rubus arcticus. Редкими в районе являются Arctous alpina, Armeria arctica, Solidago compacta, обычные в других районах Чукотки.

Наиболее интересные с точки зрения ботаника богатые сообщества в ООПТ приурочены к самым прогреваемым экотопам – бровкам нагорных террас. Вечная мерзлота здесь залегает небольшими островками на глубине 70-90 см или ее нет совсем. Общее покрытие травянистой растительностью 95%, на каменисто-щебнистых участках до 75%. Сообщества большей частью трехъярусные, иногда двухъярусные, причем сомкнут только самый нижний напочвенный ярус. На площадке 10х10 м может быть встречено до 36 видов. Доминанты таких разнотравно-кустарничковых тундр могут быть Salix reticulata, местами S. arctica, Dryas ajanensis, Papaver paucistaminum, Novosieversia glacialis. Здесь встречены Carex misandra, Polygonum viviparum, Saxifraga oppositifolia, S. hirculus, S. hieracifolia, Artemisia furcata, A. arctica, Androsace bungeana, Senecio atropurpureus, Minuartia arctica, Parrya nudicaulis, Draba pseudopilosa, Myosotis asiatica, Campanula uniflora, Pedicularis capitata, Lagotis minor, Hierochloe alpina. Для этих тундр характерна четко выраженная смена красочных аспектов, продолжающихся по нескольку дней.

Растительные сообщества (Дервиз-Соколова, 1964, 1966):

6% - открытые группировки растительности и куртинные тундры (Salix phlebophylla, Silene acaulis, Potentilla elegans) обдуваемых вершин невысоких гор и крутых склонах в местах выходах гранитов с крупнохрящеватым глинистым субстратом;

24% - комбинации ы горных пятнистых и сплошных кустарничково-разнотравных обедненных тундр (Salix polaris, Cardamine bellidifolia, Saxifraga nelsoniana, Luzula nivalis, Carex lugens, C. podocarpa, Oxyria digyna, Rumex arcticus, Diapensia obovata, Artemisia arctica, Beckwithia chamissonis) на высотах более 300 м;

8% - фрагменты лишайниково-кустарничковых и куртинных кустарничковых тундр (Cassiope tetragona, Vaccinium minus, Empetrum subholarcticum, Pyrola grandiflora, Loiseleuria procumbens) на склонах средней крутизны с каменистыми россыпями;

45% - комбинации кочкарных осоково-пушицево-ивнячковых, кустарничковых мохово-лишайниковых тундр (Carex stans, Eriophorum polystachion, E. scheuchzeri, E. russeolum, Salix chamissonis, S. arctica, S. pulchra, S. reticulata) на нагорных террасах, выпуклых вершинах увалов и пологих склонах до высоты 180-200 м;

5% - пятнистые ивково-осоковые, кустарничковые тундры (Salix polaris, S. reticulata, S. chamissonis, Carex stans, Eriophorum polystachion, Diapensia obovata, Luzula nivalis, Polygonum ellipticum, P. viviparum, Saxifraga hirculus, S. foliolosa, Alopecurus borealis, Carex scirpoidea) пологих щебнисто-суглинистых склонов и увалов;

2% - комбинации дриадово-ивковых, разнотравно-ивковых тундр (Salix reticulata, S. arctica, Dryas ajanensis, Papaver paucistaminum, Novosieversia glacialis, Oxytropis nigrescens, Pedicularis capitata, Dryas integrifolia, Silene acaulis, Lloydia serotina, Astragalus umbellatus, Hedysarum hedysaroides subsp. tschuktschorum) на бровках нагорных террас и уступов с хорошо дренированными и прогреваемыми почвами;

2% - комбинации кочкарных осоково-кустарничковых, кустарничковых мохово-лишайниковых тундр (Carex lugens, Eriophorum vaginatum, Calamagrostis holmii, Arctagrostis latifolia, Petasites frigidus, Luzula melanocarpa, Juncus biglumis) на выпуклых вершинах увалов и по задернованным валам в низинной тундре близ берега лагуны;

3% - комбинации заболоченных осоковых тундр, моховых и мохово-кустарничковых тундр и луговин (Ranunculus eschscholtzii, Cardamine hyperborea, Senecio atropurpureus, Papaver paucistaminum, Saxifraga oppositifolia) на нивальных местообитаниях по краям каменистых россыпей, надпойменным террасам, берегам горных ручьев до высот 150-200 м;

3% - комбинации кочкарных осоково-пушицевых, кустарничковых тундр, осоковников и осоково-ситниковых сообществ (Salix fuscescens, Poa arctica, Anemone sibirica, Rubus chamaemorus, Saxifraga nelsoniana, S. foliolosa, Pedicularis sudetica, Carex rotundata, Juncus castaneus, Salix pulchra) в долинах рек и ручьев с бугристо-ложбинным микрорельефом;

0,5% - осоковые сообщества в блюдцеобразных понижениях в долине на месте небольших ледниковых озер (Сarex stans);

0,5% - комбинации леймусовых лугов, разнотравно-злаковых галофитных сообществ (Leymus interior, Poa eminens, Mertensia maritima, Honckenia peploides, Senecio pseudoarnica, Minuartia verna, Potentilla fragiformis) по галечным валам и косам побережья;

1% - комбинации ивковых, бескильницевых и осоково-фиппсиевых маршей (Salix ovalifolia, Artemisia glomerata, Festuca brevifolia, Carex subspathacea, Dupontia fischeri, Phippsia algida, Calamagrostis deschampsioides, Puccinellia phryganodes, Montia lamprosperma) берегов моря и лагуны.

Биоразнообразие: в районе зарегистрировано 280 видов сосудистых растений (Дервиз-Соколова, 1966). Наибольшее их число (60% флоры) связано с арктической зоной, причем преобладают аркто-альпийские виды.

Охраняемые виды: В каменистой тундре в 20 км от берега моря на вершине горы найдена Cherleria dicranoides – эндемик, большая редкость для Северо-Востока (Юрцев и др., 1973а). В зоне отепляющего влияния горячих источников на Уэленских ключах найден щитовник шартский Dryopteris carthusiana - ближайшие находки его известны только из Магаданской области, в арктической Евразии вид не был известен восточнее Полярного Урала. В окрестностях мыса Дежнева встречается интересный гибридогенный вид – бескильница берингийская Puccinellia x beringensis, описанная из этого района и произрастающая над обрывами к морю по эродированному краю карбонатной террасы (Юрцев и др., 1975б). Редкими видами следует считать встречающиеся в ООПТ минуарцию изящную Minuartia elegans и минуарцию Росса - M. rossii (кальцефитные тундры), Gastrolychnis apetala, Anemone multiceps, Saxifraga nudicaulis, Claytonia tuberosa, Ranunculus lapponicus, Papaver walpolei. В урочище Дежнева на высоком берегу реки встречен редкий вид Braya purpurascens (Юрцев и др., 1975б). На выходах кислых магматических пород, у подножия южных склонов крайне спорадически встречается Carex micropoda (Юрцев и др., 1973б). В местах выхода карбонатных пород, на сухих щебнистых тундрах, у останцовых скал пышно разрастается овсяница баффинская Festuca baffinensis, входящая в состав американских элементов флоры (Кожевников, 1976). В районе призрастают молодые виды Cardamine victoris, Primula tschuktschorum var. arctica (Юрцев и др., 1972,1973а).

Водный памятник природы "КЛЮЧЕВОЙ"

Рис. 19. Водный памятник природы «Ключевой».

Памятник расположен в восточной части Провиденского района, на берегу Сенявинского пролива (рис. 19). Площадь 21 га.. Территория памятника включает Сенявинские теpмоминеpальные источники (64°44'11” с.ш.., 172°51'1” з.д.) с уникальной термофильной растительностью (термофильные реликты). Темпеpатуpа воды в естественных выходах 16-80°, минеpализация 1,5 г/л.

Источники находятся в 130 км севернее пос. Провидения в долине р. Ключевой в 1,5 км от устья и выходят как из открытых трещин в коренных породах, так и в виде грифонов в воронках в сцементированном кремнистыми отложениями аллювии. Выходы горячих вод есть и в самом русле реки. Всего насчитывается более 150 источников с температурой вод от 20 до 80°, многие источники газируют. Воды отличаются низкой минерализацией, по составу представляют собой слабый раствор поваренной соли с примесью хлористого кальция. По комплесу произнаков воды Сенявинских источников называют азотными слабоминерализованными, хлоридными кальциево-натриевыми, щелочными, высокотемпературными (Вакин и др., 2003).

Растительность памятника описана в работе Б.А. Тихомирова (1957). Имеются также подробные данные по флоре и растительности из района бухты Пенкигней, расположенного недалеко от ООПТ (Секретарева, 1993).

ООПТ входит в подзону типичных тундр, это изолированный термальный остров. Памятник включает в себя ключевую площадку источников, протягивающуюся по обеим берегам реки на 500 м. Трогоообразная долина р. Ключевой на участке выхода вод сужается до 200м. Крутые борта долины сложены гранитами и гранит-порфирами. Основные экосистемы территории памятника:

комплексы склоновых тундр, ивняков и ольховников;

комплексы шлейфов склонов с пушицево-осоковыми моховыми и осоково-кустарничковыми тундрами;

комплексы поймы р. Ключевая с галечными и песчано-галечными наносами и специфической растительностью аллювиев, злаковыми и злаково-разнотравными лугами;

комплексы термального урочища с папоротниковыми, осоковыми сообществами, злаковыми и злаково-разнотравными группировками;

комплексы морских побережий – береговых валов, морских пляжей, маршей и галофитных лугов.

Феномены: Горячие ключи в условиях безлесной тундры являются своеобразным природным феноменом, всестороннее изучение которого представляет большой научный интерес, а охрана необходима. Горячие ключи располагаются небольшими группами по нескольку десятков выходов. В Сенявинской группе две колонии – одна из 12 ключей (правобережье), другая из 10-12 ключей (левобережье). Как показывают анализы, воды их по своему химическому составу очень близки к морской воде и могут быть охарактеризованы как азотные, щелочные, кремнистые, хлоридные, кальциево-натриевые. Дебит воды для Сенявинской группы выражается в 1000 тыс. л в сутки. Температура воды на выходе колеблется от 15 до 77° С. Район непосредственного воздействия термальных вод на растительность ограничивается площадью не более 200 х 30 м. Вокруг выходов горячих источников располагается значительная территория (50-70 га), где сказывается влияние горячих вод.

Горячие ключи – природная лаборатория формирования новых форм и видов. Береговые термы – рефугиумы термогалофитов, сохранившихся со времен плейстоценовых трансгрессий. Однако термальные воды Сенявинских источников настолько молоды, что здесь еще не выработались эндемичные виды, свойственные исключительно этим термам, хотя не исключена возможность обнаружения их в будущем в узколокальных условиях терм. Настоящими термофитами с обитанием в температурном режиме с амплитудой +30-80°С, являются синезеленые, зеленые и желтые водоросли. Облигатные термофиты из сосудистых растений (амплитуда температур 30-40o) в данном районе можно поделить на настоящие термофиты (Phegopteris connectilis, Agrostis scabra, Athyrium distentifolium, Eleocharis uniglumis) и мезотермофиты (Arabis kamtschatica, Barbarea orthoceras, Carex gmelinii, C. rariflora, C. cryptocarpa, Gymnocarpium dryopteris, Epilobium palustre, E. hornemannii, Galium trifidum, Mentha sachalinensis, Potentilla egedii, Primula nutans, Triglochin maritimum, Juncus bufonius, J. nodulosus, J. haenkei, Stellaria calycantha, Barbarea orthoceras). Полный список сосудистых растений – термофитов насчитывает 23 вида. Факультативными термофитами, тяготеющими к горячим источникам, к которым приурочены их обильное плодоношение и семенное возобновление, являются Chamerion angustifolium, Coeloglossum viride, Pyrola rotundifolia subsp. incarnata, Galium boreale, Lycopodium clavatum, Moehringia lateriflora, Trientalis europaea, Chamaepericlymenum suecicum и др.

Примечательности: обращает на себя внимание находка около горячих источников полусорных видов (Arabis kamtschatica, Barbаrea orthoceras, Hordeum jubatum, Mentha sachalinensis, Plantago asiatica). Поселение некоторых из них (хотя бы подорожника) можно относить ко времени морских трансгрессий, когда морские воды заходили на территорию, близкую к термам. Наличие в составе флоры терм значительного числа прибрежных галофитов или видов, выдерживающих солевой режим морских прибоев, и распространенных в настоящее время на береговых валах, указывает на возможное происхождение этой группы растений как перенесенных морскими водами при колебаниях береговой линии. Например, Carex cryptocarpa, образующая сплошные куртины в термальном урочище Сенявинских источников, в районах Южной Чукотки и Пенжинской губы участвует в сложении осоковых маршей в полосе морского засоления. Вероятно, наиболее правильно связывать вторжение более теплолюбивых галофитов в широты Чукотки с временами существования Берингийского моста суши. В связи с отсутствием доступа холодных вод в это время флора береговых галофитов была более богатой, и часть ее по заливам проникла на участки, близкие современным ключам.

Растительные сообщества ООПТ (Тихомиров, 1957):

35% - комбинации ивково-осоково-моховых тундр с Salix lanata, травяных ольховников на южном склоне и разнотравно-кустарничковых ольховников на северном склоне (Alnus fruticosa, Salix speciosa, S. chamissonis, S. cuneata, S. phlebophylla, S. reticulata), пятнистых дриадово-разнотравных (Dryas punctata, Pedicularis adamsii, Salix phlebophylla, S. polaris, S. reticulata, Silene acaulis, S. stenophylla) кустарничковых мохово-лишайниковых (Betula exilis, Empetrum subholarcticum, Ledum decumbens, Vaccinium uliginosum), нивальных кустарничковых моховых (Cassiope tetragona, Phyllodoce coerulea) тундр склонов гор;

2% - нивальные и проточные альпийские луговины (Saxifraga nelsoniana, S. redowskiana, Acomastylis rossii, Primula arctica, Ranunculus eschscholtzii) по берегам горных ручьев и в местах снежников;

28% - комбинации пушицево-осоковых моховых и осоково-кустарничковых тундр (Carex stans, C. lugens, Eriophorum polystachion, E. scheuchzeri) шлейфов склонов;

15% - редкотравные луга на галечных и песчано-галечных наносах, злаковые и злаково-разнотравные луга, ивняки (Leymus villosissimus, Angelica gmelinii, Chamaerion latifolium, Ch. angustifolium, Salix alaxensis) по пойме р. Ключевой;

2% - зоогенные луговины (Rubus arcticus, Calamagrostis langsdorffii, Poa arctica, Anemone parviflora, Artemisia arctica, A. tilesii, Chamerion latifolium, Polygonum tripterocarpum) по сусликовинам в долине;

15% - комбинации папоротниковых и осоковых сообществ, злаковых лугов и злаково-разнотравных группировок (Mentha sachalinensis, Hordeum jubatum, Juncus beringensis, J. arcticus, Plantago asiatica, Agrostis scabra, Triglochin maritima, T. palustris, Potentilla egedii, Carex rariflora, C. gmelinii, C. cryptocarpa) термального урочища;

1% - леймусовые луга и открытые группировки растительности (Leymus mollis, Merckia physodes, Lathyrus maritimus, Rhodiola atropurpurea) морских пляжей;

2% - осоково-злаковые марши и галофитные луга (Carex subspathacea, Calamagrostis deschampsioides, Puccinellia phryganodes, P. tenella, Primula tschuktschorum, Stellaria humifusa).

Биоразнообразие: Флора района насчитывает 350 видов (Секретарева, 1993), из них непосредственно в районе ООПТ около 250 видов (Тихомиров, 1957).

Охраняемые виды: На территории ООПТ произрастает Artemisia senjavinensis – полынь сенявинская, занесенная в Красную книгу России, это эндемик Чукотского полуострова, редкий вид. В непосредственной близости от ООПТ на побережье бухты Пенкигней произрастает другой вид, занесенный в Красную книгу – сердечник клинолистный (Cardamine sphenophylla), популяция очень малочисленна, а также песчанка длинноцветоножковая Arenaria longipedunculata, найденная на Северо-Востоке только в двух точках (Секретарева, 1993). Редкими видами несомненно, следует считать найденный на ключах папоротник буковник связывающий Phegopteris connectilis, в советской Арктике ранее известный только с Мурманского побережья, а позднее встреченный в зал. Корфа и на Охотском побережье. Редкими термофилами являются мята сахалинская Mentha sachalinensis, болотница камчатская Eleocharis uniglumis, ситник жабий Juncus bufonius, ситник альпийский J. alpinus, кочедыжник американский Athyrium distentifolium. На сырых карбонатных скалах произрастает редкая Cryptogramma stelleri, на луговинах встречаются гроздовник лунный Botrychium lunaria и пололепестник зеленый Coeloglossum viride из сем. Орхидных. На ключах также встречен редкий в ландшафтах Чукотки Lycopodium clavatum subsp. monostachyon. Во мху в травостое луговинной тундры найден плаунок плаунковидный Selaginella selaginoides. Другие редкие виды ландшафта: Hierochloe odorata, Kobresia sibirica, Carex micropoda. Здесь произрастает 5 редких видов мхов: Callicladium haldanianum, Ditrichum cylindricum, Gymnostomum aeruginosum, Paraleucobryum longifolium, Voitia hyperborean.

Следует также упомянуть, что недалеко от памятника, на северном берегу бухты Пенкигней в устье р. Песцовой найдены американские виды тополь бальзамический Populus balsamifera и калина съедобная Viburnum edule (Катенин, 1980, 1991), оба вида занесены в Красные книги РСФСР и СССР со статусом «редкие».

Известны из района ключей и 11 нтересных редких видов лишайников: Arthrorhaphis alpina, Dermatocarpon rivulorum, D. miniatum var. complicatum, Nephroma parile, Cetraria odontella, Melanelia septentrionalis, Parmeliopsis ambigua, Pertusaria carneopallida, Lobaria scrobiculata, Rinodina calcarea, Tuckermanopsis inermis.

Водный памятник природы «ЛОРИНСКИЙ»

Рис. 20. Водный памятник природы «Лоринский».

Расположен в Чукотском pайоне, восточное побережье Чукотского полуострова, в 13 км от с.Лорино (рис. 20). Площадь 1,3 тыс. га. Территория памятника включает гpуппу теpмальных источников с уникальной термофильной растительностью, которые называются Лоринские (Кукуньские). Сами горячие источники находятся на северном побережье Мечигменского залива (65°34'4” с.ш. и 171°29‘25” з.д.).

Расположены у южной оконечности хр. Тенканый, в горной долине р. Кукунь на высоте 65 м над ур. моря, в 7 км от побережья. Горячие ключи располагаются у восточного борта долины на расстоянии 150 м от русла реки. Теплый ручей, образованный ключами, ниже по склону, на расстоянии 300 м, впадает в реку. Воды источников имеют температуру +57-58°, по гидрохимическому типу азотные кремнистые, среднеминерализованные, хлоридные, кальиево-натриевые, нейтральные, очень слабо радиоактивные (Вакин и др., 2003).

Растительность памятника детально изучена (Катенин, Резванова, 1998а,б; Катенин, 2000), имеется картосхема растительности, специально изучена флора сорных видов (Хохряков, 1989).

ООПТ является изолированным термальным островом в подзоне северных гипоарктических (типичных) тундр. Разгрузка термальных вод идет у подножия левого борта широкой (200 м) плоскодонной долины с крутыми бортами, сложенными гранит-порфирами и сланцами. Само термальное урочище подразделяется на 4 зоны: внепойменную (расположенную выше выхода ключей), приключевую (зона грифонов), пойменную (обширную с руслами и островами) и переходную (окаймляющую урочище по периферии). Памятник расположен на пойменно-долинном участке - верхней части теплого ручья с участком долины холодной реки, отгороженной от остальной части долины выше и ниже ключей естественными валами – мореной и выходами коренных пород. В верхней части урочища располагаются приподнятые, сухие, незасоленные местообитания с теплым воздухом и грунтом, обогреваемым только испарениями. Здесь развиты кустарничковые и травяные сообщества, сходные с растительностью хорошо заснеженных теплых склонов нижнего пояса гор, и сообщества термофильных видов.

В месте размещения грифонов наряду с глубокими бассейнами распространены мелкие лужицы и временные потоки воды. Здесь встречается небольшое количество специфических видов сосудистых растений и водорослей, отсутствуют лишайники, редки мхи.

Расположенная ниже термальная пойма постепенно переходит в обычную пойму горной реки. Здесь на приподнятых и дренированных террасах широко распространены злаковые, разнотравные и смешанные травяные сообщества с участием термофильных и гигрофильных видов. Вдоль русел слабосомнкутые группровки ситников и злаков, ровные места заняты осочниками.

По периферии на склонах гор или надпойменных террас располагаются растительные сообщества, характерные для мест скопления снега – увлажненные моховые сообщества с разреженными осоками, злаками и разнотравьем, злаково-разнотравные и шикшевые, голубично-ерниковые пустоши.

Феномены: Вода ключей выходит многочисленными грифонами у левого склона долины. Вода хлоридно-кальциево-натриевая, щелочная (рН 7,2), насыщена газами (преобладает азот), гипертермальная (+40-58° С), дебит 22-27 л/с (Никольский, 1937). Сейчас ключи имеют два основных выхода горячей воды: естественный, на дне теплого озера с температурой воды +42°С, и второй – пробуренная скважина, выбрасывающая большое количество воды с температурой +58°С на дне бетонного куба. Вода наполняет его и по трубам самотеком расходится к «потребителям». Суммарный дебит Кукуньского источника в настоящее время равен 47,5 л/с (Крюков, 1981). Теплая вода, выливаясь из отверстий в стенах куба, образует теплый ручей, сбоку в который вливается холодный ручей, текущий от небольшого заболоченного озерка и снежника.

Часть воды источников из озера и ручьев просачивается в рыхлый грунт долины и согревает грунт на довольно большой площади. Территория термального урочища отличается от окружающих тундровых пространств отсутствием вечной и сезонной мерзлоты, отсутствием или неустойчивостью снежного покрова зимой на части территории, значительным постоянным увлажнением грунта, засолением воды и грунта, повышенной температурой воздуха круглый год, туманами и холодными сезонами при понижении температуры летом, скоплением большого количества снега по периферии урочища. Поэтому в пределах термального урочища преобладают пойменно-галечниковые экотопы, без переходов контактирующие с приручьевыми и приснежниковыми экотопами на склонах в долину.

Флористический комплекс чукотских термофил – реликтовый. Береговые термы – рефугиумы термогалофитов, сохранившихся со времен плейстоценовых трансгрессий. Для ключей характерен ряд специфических экотопов с соответствующими растительными сообществами. Только в термальном урочище встречаются Athyrium cyclosorum, A. distentifolium, Agrostis scabra, A. stolonifera, Alopecurus arundinacea, Juncus ambiguous, Polygonum humifusum, P. convolvulus, Rumex longifolius, Stellaria calycantha, Erysimum cheiranthoides, Epilobium hornemannii, E. palustre, Plantago major, Galium brandegei, G. trifidum, Tripleurospermum hookeri, Lepidotheca suaveolens. Из 30 видов, встреченных только на территории ключей, 19 являются местными термофилами, 5 – сорными заносными и 6 – культурными растениями. Заносными являются одичавшие пшеница, овес, многие другие культурные виды.

В пределы термального урочища из окружающих тундр заходят Rhododendron camtschaticum, Dryas ajanensis, Empetrum subholarcticum, Loiseleuria procumbens, Sibbaldia procumbens, Poa paucispicula, Carex concolor, Carex eleusinoides и др. На умеренно теплых и слабо засоленных местообитаниях по берегам ручьев и на террасах с рыхлым каменистым грунтом поселяются приморские гало-псаммофиты Angelica gmelinii, Cochlearia arctica и др. В тепловодных ручьях и лужах по их берегам поселяются Ranunculus pygmaeus, R. hyperboreus, Montia lamprosperma, Dupontia psylosantha и др. На нарушенных местообитаниях с теплым субстратом в местных сообществах поселяются тундровые апофиты Solidaho copmpacta, Chameriom angustifolium, Artemisia tilesii, Arctagrostis arundinacea. Только один вид – облигатный псаммофил (Puccinellua hauptiana) выходит за пределы термального урочища и встречается в 3-4 км ниже ключей.

Примечательности: В окрестностях Лоринских ключей установлены два типа местообитаний, выделяющихся богатством и своеобразием флоры: полого наклонные к югу террасы на склонах отрогов гор и в троговых долинах, увлажненные многочисленными ручьями (Senecio kjellmanii, Pedicularis sudetica, P. oederi, Saxifraga calycina, S. nudicaulis, S. hirculus, Lagotis minor, Cardamine victoris, Utricularia minor, U. ochroleuca, Bekwithia chamissonis, Gentiana glauca, G. algida, Pinguicula spathulata, Minuartia macrocarpa) и северо-восточный склон приморской террасы к долине р. Кукунь с оползающим суглинистым переувлажненным грунтом (только здесь отмечены Oxytropis borealis, Sanguisorba officinalis, Oxygraphis glaciais, Juncus arcticus).

Естественный обмен между тундровым окружением и экосистемами термального урочища активизировался под влиянием деятельности человека. Нарушение растительного покрова и уничтожение термофитных сообществ освободили место для поселения не только тундровых рудералов, но и подтолкнуло ряд термофильных видов на расселение по освободившимся местам. Прокладка дорог, бурение скважин, оборудование купален, сооружение теплиц, птицеферм и свинарников, а также массовые посещения ключей для купания и сбора ягод и грибов привели к исчезновению реликтовых термогалофильных элементов из флоры источников (например, за 20 лет исчезли Trientais europaea, Carex cryptocarpa), увеличению роли местных рудеральных видов и обогащению флоры заносными видами культурных растений и сорняков. Так, уже после 1974 г. на термы были занесены 7 видов, а вообще здесь произрастает 11 заносных видов. Новые для Чукотки - Lepidotheca suaveolens, Alopecurus arundinacea, Festuca pratensis, Rumex longifolius, Stellaria graminea, Trifolium repens, Anethum graveolens. Начавшееся в 1965 г. хозяйственное освоение ключей привело к гибели местных реликтовых видов. В 1985-1990 гг. прекратили свое функционирование теплицы, огороды и птицефермы, из-за чего на территорию термального урочища перестали поступать семена сорных и культурных растений и начался процесс стабилизации его флоры. В результате этого выпали случайные виды, и пошло формирование группы натурализовавшихся заносных видов.

В 90-х годах изменился характер воздействия человека на природу памятника. Регулярно проводится подсыпка грунта к кубу-накопителю, очистка русел и бассейнов, вытаптываются растения. Усилилось неконтролируемое посещение ключей отдыхающими, засорение территории мусором. Есть случаи вывоза плодородной почвы с заброшенных огородов. Уничтожена большая часть переходной зоны, где сосредотачивались реликтовые бореальные виды и их сообщества, не выносящие засоления и переувлажнения. Сильно нарушена зона выше грифонов, а в прирусловых местообитаниях сильно обеднена флора, а существующие там растительные сообщества сложены наиболее устойчивыми к нарушениям местными видами. В зоне ниже грифонов растительность сложена заносными и рудеральными видами, потеряла свою выраженность существовавшая здесь ранее система температурной микрозональности.

Растительные сообщества (по: Катенин, Резванова, 1998а,б, Катенин, 2000):

На территории ООПТ 2% занято дриадовыми (в том числе ивково-, рододендроново- и травяно-дриадовыми), кустарничковыми тундрами (Dryas ajanensis, Loiseleuria procumbens, Diapensia obovata, Rhododendron camtschaticum, Vaccinium uliginosum subsp. microphyllum) плоских и пологих поверхностей отрогов гор;

2% - группировками эпилитных лишайников на россыпях и куртинными тундрами (Luzula beringensis, Artemisia arctica, Salix phlebophylla, Carex nesophila) на суглинистых участках;

3% - шикшевыми, кассиопейными, травяно-ивковыми и травяными тундрами (Salix polaris, S. chamissonis, Empetrum subholarcticum, Cassiope tetragona, Festuca altaica, Carex lachenalii) крутых склонов гор;

10% - гипоарктическими кустарничковыми тундрами травяными, травяно-моховыми заболоченными тундрами (Ledum decumbens, Arctous alpina, Salix pulchra) и осоково-зеленомошными, осоково-пушицево-моховыми болотами (Carex concolor, Salix fuscescens, Eriophorum polystachion) сырых участков распадков;

18% - осоково-ивковыми (Salix chamissonis, Equisetum arvense subsp. boreale) зеленомошными тундрами, пушицево-кочкарными (Eriophorum vaginatum, Carex concolor) и ерниковыми (Betula exilis, Polygonum tripterocarpum) тундрами на шлейфах гор, бугристыми пушицевыми тундрами террасы;

5% травяно-кустарничковыми (Artemisia arctica, Empetrum subholarcticum, Vaccinium uliginosum) и нивальными (Salix polaris, Oxyria digyna, Primula eximia) тундрами склонов террасы р. Кукунь;

60% - термальным урочищем.

Внутри термального урочища соотношение следующее:

20% - комплекс холодных экотопов: ивняки из Salix pulchra (S. arctica, Calamagrostis purpurea, Solidago compacta); разнотравно-овсяницевые сообщества (Festuca brachyphylla, Ceratogon purpureus, Trisetum spicatum); полынно-осоковые тундры (Carex lugens, Artemisia arctica); вейниково-осоково-разнотравные нивальные тундры (Sibbaldia procumbens, Solidago compacta);

30% - комплекс умеренно теплых экотопов: разнотравные луговинные сообщества (Solidago compacta, Rubus arcticus, Poa alpigena subsp. colpoidea, Arctagrostis arundinacea, Angelica gmelinii, Chamerion angustifolium, Tripleurospermum hookeri); хвощевые, вейниковые, злаковые сообщества (Equisetum arvense subsp. boreale, Calamagrostis purpurea, Epilobium hornemannii, Agrostis scabra, Puccinellia hauptiana);

25% -комплекс теплых экотопов: мертвопрокровные папоротниковые сообщества (Athyrium cyclosorum, Angelica gmelinii), зеленомошные злаково-кипрейные сообщества (Epilobium hornemannii, Equisetum ravense, Arctagrostis latifolia);

25% - искусственные экотопы: злаково-разнотравные зеленомошные (Erysimum cheiranthoides), полынные (Artemisia tilesii, Cochlearia arctica, Rubus arcticus) сообщества, рудеральные луга (Tripleurospermum hookeri, Agrostis scabra, Polygonum convolvulus), ковровые мятликовые сообщества (Poa pratensis, Stellaria media); злаковые луга (Elytrigia repens, Alopecurus arundinacea, Poa pratensis, Festuca pratensis, Dupontia psylosantha), ситниково-злаково-разнотравные зеленомошные, водорослевые и гологрунтовые сообщества прирусловых фаций (Agrostis scabra, Puccinellia hauptiana, Juncus ambiguous, Phippsia algida, Ranunculus pygmaeus).

Биоразнообразие: флора ООПТ насчитывает 272 вида сосудистых растений (Катенин, Резванова, 1998а). Парциальная флора самих источников включает 93 вида (Катенин, Резванова, 1998б).

Охраняемые виды: На Лоринских горячих ключах встречается редкий мох из сем. Юнгерманиевых Nardia japonica, занесенный в Красную книгу РСФСР. Редким видом является кожедыжник округлосорусовый Athyrium cyclosorum, образующий заросли на ключах, в других районах Чукотки он встречен только на Чаплинских термах. Вне района термальных источников этот вид не отмечается. Только на Лоринских ключах в пределах Северо-Востока России зарегистрирована марь сизая Chenopodium glaucum, на Гельмимлинейских источниках найдена только ее карликовая форма. На ключах также встречены редкий подвид плауна – плаун одноколосковый Lycopodium clavatum subsp. monostachyon, бореальный вид седмичник европейский Trientalis europaea, подмаренник Брандегая Galium brandegei, а на территории ООПТ также такие редкие для ландшафта виды, как Saxifraga nudicaulis, Epilobium anagallidifolium, Carex micropoda, C. holostoma, Utricularia minor, U. ochroleuca. Заносным на Лоринских ключах найден полевой сорняк, иногда дичающий на песках, торица посевная Spergula sativa, больше на Чукотке нигде не встречающаяся. На территории памятника находятся крайние северо-восточные местонахождения эрмании Ermania parryoides, причем здесь произрастает форма с широкими листьями (Юрцев и др., 1973а).

Комплексный памятник природы "ТЕРМАЛЬНЫЙ"

Рис. 21. Комплексный памятник природы «Термальный».

Расположен в центральной части Чукотского района, в сpеднем течении p.Инпынэувеем, веpховье p.Гильмимлевеем – правого притока р. Игельхвеем, впадающей в Мечигменский залив (рис. 21). Площадь 31 га. Памятник природы объединяет две группы термальных источников реки Гильмимливеем, расположенных на надпойменной террасе (преимущественно по ее правому берегу, 65°48'20” с.ш. 173°23”42” з.д.) и в кратероподобном углублении левобережной террасы выше по течению (ключ Туманный, 65°48'61” с.ш. 173°27”09” з.д.)

Высокая температура воды источников (от +50 до +97°), хлоридно-натровый ее химизм, преобладание в газовом составе азота при значительном участии углекислоты, наличие биологически активных веществ (кремнекислоты, фтора) определяют ценные бальнеологические свойства воды и газов Гильмимлинейской группы термоминеральных источников (Вакин и др., 2003). Это не только самые мощные и горячие среди гидротерм Чукотки, они выделяются еще и размерами и красотой термальных площадок. Многие источники газируют.

Памятник природы «Термальный». Фото А.А. Галанина.

Природа района Гильмимлинейских источников очень хорошо изучена, ей посвящена целая коллективная монография. В том числе детально изучены флора и растительность окружения источников (Юрцев, 1981; Катенин, 1981), мхи и лишайники (Афонина, Макарова, 1981).

ООПТ является изолированным термальным островом в подзоне северных гипоарктических (типичных) тундр и занимает территорию, в которую входит весь низкогорный массив горы Гильмимлиней (665 м) и текущие с нее ключи, а также часть долин рек Танэннысвээм и Мыраэуневээм - притоков р. Ионивеем.

В связи с этим разнообразие экосистем весьма велико – от вершинных и привершинных куртинных тундр до заболоченных шлейфов и долин крупной реки и озера (Иони). В Мечигменской группе ключевое поле протягивается без перерывов на 850 м и составляет площадь 20 тыс. км2, плоское дно длины занято термальными болотами с теплыми озерками и богаторазнотравными тундрами. По берегам реки и на второй надпойменной террасе распространены низкие кустарники. Горный массив сложен в соновном кварцевыми порфирами и их туфами, поэтому состав растительности здесь очень интересный. В Туманной группе ключевая площадка расположена у подножия гряды ологих холмов на плоском дне котловины, северный борт которой обрывистый, а восточный более отлогий.

Основные экосистемы ООПТ следующие:

вершины и привершинные части гор (с абсолютными высотами 600-700 м) и нагорные террасы с куртинными, пятнистыми дриадовыми и кустарничковыми тундрами;

склоны разной крутизны с каменистыми и щебнисто-глыбовыми осыпями, выходами скалистых останцов (высотой 3-5 м) с петрофитными группировками растиельности, пятнистыми и кустарничково-лишайниковыми, ивковыми тундрами;

эрозионные ложбины, приснежные ручьи, лощины и впадины с нивальными моховыми тундрами, разнотравными луговинами;

пологие (5-20о) вогнутые солифлюкционные склоны с мохово-лишайниковыми ивковыми, осоковыми тундрами, болотами;

шлейфы склонов и поверхность флювиогляциальной равнины с комплексами кустарничково-осоковых тундр, осоково-травяных и моховых болот, ивняков из Salix lanata subsp. richardsonii;

валы конечных морен, озы и пологосклонные увалы (высотой 2-3 м) флювиогляциальной равнины с пятнистыми и сплошными кустарничковыми, разнотравно-кустарничковыми и ивковыми тундрами;

эрозионные ложбины и западины между увалами флювиогляциальной равнины, озами, и моренными грядами с нивальными лужайками, лугами и болотами;

надпойменные террасы (обычно две, высотой 2 и 4 м), занятые ивково-разнотравными тундрами, а по ложбинам - заболоченными тундрами и болотами;

пойменные комплексы с мозаикой ивняков, лугов, пустошей и открытых группировок растительности;

термальные урочища со специфической растительностью - галофитными лугами.

Феномены: Территория памятника включает гpуппу уникальных термоминеральных источников. Своеобразие флоры Гильмимлинейских источников обусловлено постоянными интенсивными испарениями теплых вод, которые создают тепличный эффект в долине реки, что влияет на характер растительности и способствует сохранению многих бореальных реликтов.

Всего в пределах окружения термальных источников отмечено около 150 видов сосудистых растений, причем 13 видов больше нигде не известные на Чукотке, в их числе представители родов Ruppia, Bolboschoenus, Tillaea, нигде более не известные в Арктике. Здесь же было найдено 5 новых видов лишайников и 19 – мхов. В водах источников обитают особые представители различных групп беспозвоночных, способных выдерживать температуру до +60°. Участок терм представляет фрагмент долины реки с пойменными и надпойменными террасами. Флористический комплекс термальных источников неоднороден, наиболее крупной группой является мезофитная (бореальных и гипоарктических лугов, лесных полян и осветленных лесов). Вторая группа – гигрофиты и гемигигрофиты. Флора связана с южными галофитными флористическими комплексами северного побережья Тихого океана и засоленными внутриматериковыми флорами Азии и Америки.

Памятник природы «Термальный». Чемерицево-хвощевый луг в термальном урочище. Фото А.А. Галанина

Растительность термального урочища тесно коррелирует с тремя градациями температур воды и зонами засоления. Основные доминанты Carex cryptocarpa, Deschampsia komarovii, Puccinellia hauptiana, Chamaepericlymenum suecicum. К краевой зоне приурочены кустарниковые заросли, рододендроновые и голубичные тундры, разнотравные тундры и суходольные луга, к переходной - травяно-кустарничковые тундры, разнотравные луга, зоогенные сообщества, злаковые луга (с колосняком и кипреем), заболоченные злаковые и осоковые луга.

Болотные осоковые сообщества (часто с Carex rariflora) характерны для краевой и переходной зон, а травяно-моховые болота – к берегам бассейнов с горячей водой. В зоне максимального влияния ключей флора и растительность наиболее бедна и специфична, и сильно отличается общим обликом и набором разностей от долин других рек района. В водоемах с холодной стоячей водой развиваются сообщества водяной сосенки (Hippuris lanceolata), а для стоячих теплых вод характерны Triglochin palustre, Bolboschoenus paniculmis, в проточных водоемах с теплой водой произрастает рдест Potamogeton filiformis. В наиболее горячих водоемах развивается только плавающая пленка водорослей. В срединной зоне, то есть рядом с горячими источниками, произрастают Plantago major, Galium trifidum, Potentilla egedii, Allium shoenoprasum. На поверхности засоленных и увлажненных теплой водой суглинков и в их толще обитают почвенные водоросли.

Большое количество галофитов и широкое развитие галофитных сообществ в окрестностях ключей обусловлено составом солей и историей района в четвертичном периоде. У современных выходов горячих вод и на месте прекративших существование ключей расположены совершенно лишенные растительности участки со щебнем, дресвой и илом, покрытых корочкой солей. Растительность (щучка, лук, бескильница) выражена только на валиках вокруг водоемов, а в мелководье – ситниковыми, руппиевыми и клубнекамышовыми группировками.

Комплекс чукотских термофил – реликтовый. Береговые термы – рефугиумы термогалофитов, сохранившихся со времен плейстоценовых трансгрессий.

Растительные сообщества (Катенин, 1981):

11% - комбинации куртинных, пятнистых дриадовых и кустарничковых тундр (Dryas punctata, Rhododendron camtschaticum, Hierochloe alpina) на вершинах и в привершинных частях гор, нагорных террасах;

6% - петрофитные группировки растительности (Saxifraga funstonii, Cystopteris fragilis) щебнисто-глыбовых осыпей с выходами скальных останцов, уступов нагорных террас;

15% - кустарничковые мохово-лишайниковые тундры (Rhododendron camtschaticum, Vaccinium uliginosum, Empetrum subholarcticum) на крутых (20-30 о) склонах гор;

30% - кустарничковые мохово-лишайниковые, ивняковые тундры (Salix lanata subsp. richardsonii, Dryas punctata, Cassiope tetragona, Diapensia obovata) и травяно-кустарничковых (Hedysarum hedysaroides, Dryas integrifolia) тундр на пологих солифлюкционных склонах гор;

6% - комбинации нивальных ивковых, кассиопейных, кустарничково-разнотравных моховых тундр и луговин (Salix chamissonis, Petasites frigidus, Dodecatheon frigidum, Oxyria digyna, Artemisia arctica) в местах снежников и приснежных ручьев, по эрозионным рытвинам;

3% - комбинации осоково-разнотравных, кустарничковых мохово-лишайниковых тундр (Carex podocarpa, Artemisia arctica, Rhododendron camtschaticum, Salix chamissonis, Festuca cryophila), ивняков (Salix pulchra) и лугов (Festuca altaica) на конусах выноса;

19% - комбинации кустарничково-осоковых тундр, осоково-травяных и осоковых моховых болот (Vaccinium uliginosum, Ledum decumbens, Carex stans, C. lugens, Eriophorum polystachion), ивняков из Salix lanata на шлейфах склонов и кочкарных пушицевых тундр (Eriophorum vaginatum) в западинах флювиогляциальной равнины;

2% - луговые сообщества (Leymus interior, Myosotis asiatica), Anemone richardsonii, Chamerion latifolium, Artemisia tilesii, Arctagrostis latifolia, Equisetum arvense) старичных озер с суглинистыми берегами, надпойменных террас рек с ложбинно-грядовым микрорельефом;

3% - пойменные комплексы ивняков (Salix pulchra), злаково-разнотравных луговинных тундр (Empetrum subholarcticum, Chamaepericlymenum suecicum, Rubus arcticus) и злаковых сомкнутых (Leymus interior, Equisetum arvense, Rumex arcticus) и разреженных (Chamerion latifolium, Calamagrostis purpurea, Petasites frigidus) лугов, разнотравных лугов (Artemisia arctica, Galium boreale, Festuca altaica, Solidago compacta);

3% - прирусловые комплексы с мозаикой ивняков и открытых группировок растительности на галечниках (Saxifraga nelsoniana, Chamerion latifolium, Wilhelmsia physodes);

2% - комбинации лугов и пустошей возвышенных участков высокой поймы (Empetrum subholarcticum, Vaccinium uliginosum subsp. microphyllum, Saxifraga funstonii, Sanguisorba officinalis, Festuca altaica, Galium boreale, Artemisia arctica) и надпойменных террас;

1% - комбинации щучковых, разнотравных, злаковых галофитных лугов (Carex cryptocarpa, Carex rariflora, Triglochin palustre, Agrostis scabra, Juncus nodulosus, J. leucochlamys, Potentilla egedii, Puccinellia hauptiana) вдоль берегов ручьев и озер с теплой водой вокруг ключей.

Биоразнообразие: В конкретной флоре района насчитывается 309 видов сосудистых растений, аннотированный перечень самых интересных находок опубликован (Юрцев и др., 1975). В непосредственных окрестностях источников найдено 150 видов сосудистых растений (Юрцев, 1981б), 90 видов мхов и 71 вид лишайников (Афонина, Макарова, 1981).

Охраняемые виды: Только на Гельмимлинейских источниках в пределах Северо-Востока Азии встречаются рупия морская Ruppia maritima – полностью погруженное в воду растение с нитевидными стеблями и листьями, а также клубнекамыш плоскостебельный Bolboschoenus planiculmis, болотница одночешуйная Eleocharis uniglumis, ситник узловатый Juncus nodulosus, карликовая форма мари сизой Chenopodium glaucum var. pusilla. Редкими и интересными видами являются термофиты кочедыжник американский Athyrium distentifolium, осоки пиренайская и Раменского (Carex pyrenaica subsp. micropoda, Carex ramenskii), ситник Генке (Juncus haenkei). Редким на Северо-Востоке Азии является гроздовник ланцетный Botrychium lanceolatum.

На горячих ключах собрано 18 редких видов мхов: Brachythecium starkei, Bryum weigelii, Buxbaumia aphylla, Calliergonella cuspidate, Campylopus schimperi, Dicranella palustris, Drepanocladus policarpos, Encalypta brevipes, Leptopterigynandrum austro-alpinum, Lyellia aspera, Paraleucobryum enerve, Plagiomnium cuspidatum, Pseudoleskea radicosa, Racomitrium afoninae, Rhizomnium gracile, Rhytidiadelphus triquetrus, Tayloria hornschuchii, среди них Oreas martiana – редкий вид, занесенный в Красную книгу СССР. Также здесь на ключах произрастает редкий мох из сем. Юнгерманиевых Nardia japonica, занесенный в Красную книгу РСФСР.

В окрестностях оз. Иони зарегистрирован и редкий лишайник, занесенный в Красную книгу РСФСР, из сем. Пармелиевых – Cetrelia alaskana, а в районе самих источников - целых 10 редких видов лишайников (Cladonia nipponica, Nephroma parile, Melanelia exasperatula, M. olivacea, M. panniformis, M. sorediata, Masonhalea richadsonii, Parmelia saxatilis, Stereocaulon arcticum, Tuckermannopsis inermis).

Водно-ботанический памятник природы "ЧАПЛИНСКИЙ"

Рис. 22. Водно-ботанический памятник природы «Чаплинский».

Памятник расположен в восточной части Провиденского района (30 км от пос. Ново-Чаплино) на мысе Чаплина. Площадь 9 га. Территория памятника включает Чаплинские термальные источники (64°25'28” с.ш. 172°30”05” з.д.), расположенные в долине p. Ульхум, в 5 км от устья, у основания надпойменной террасы (рис. 22). Эти высокотемпературные ( +70-88°) минеральные источники входят в число наиболее изученных, доступных и перспективных для комплесного освоения гидротерм Чукотки.

Основной гидрохимической особенностью Чаплинских терм является высокая минерализация (до 20 г/л), отсутствие солей магния и сульфатов, высокая концентрация брома. Воды щелочные (рН =8), азотные, кремнистые, хлоридные, кальциево-натриевые, не радиоактивные (Вакин и др., 2003). В районе выхода теpмальных вод пpоизpастает уникальная термофильная pастительность, в том числе множество pедких видов.

Растительность источников описана в статье Б.А. Тихомирова (1957). ООПТ является изолированным термальным островом в подзоне северных гипоарктических (типичных) тундр. На участке разгрузки терм широкая плоскоданная долина р. Ульхум сужается до 400 м. Борта долины сложены андезитами, андезито-базальтами, андезито-дацитами, липаритами и их туфами (Вакин и др., 2003). Ключевая площадка источников протягивается по болотистой правобережной пойме реки на 300 м при максимальной ширине 100 м и контрастно выделяется на фоне окружающей тундры более обильной растительностью. Основные экосистемы ООПТ следующие:

комплексы каменистых россыпей и скал (до 5 м) по крутым склонам гор с куртинными и пятнистыми тундрами и открытыми группировками растительности;

комплексы склонов и вершин гор (максимальная высота 326 м) с кустарничковыми, кустарничковыми мохово-лишайниковыми, пятнистыми дриадовыми и дриадово-разнотравными, нивальными моховыми тундрами, альпийскими луговинами;

комплексы шлейфов склонов и надпойменных террас с пушицево-осоковыми моховыми и осоково-кустарничковыми тундрами;

комплексы поймы р. Итхат и других небольших рек с галечными и песчано-галечными наносами и специфической растительностью аллювиев, злаковыми и злаково-разнотравными лугами;

комплексы термального урочища с папоротниковыми, осоковыми сообществами, злаковыми и злаково-разнотравными группировками;

комплексы морских побережий – береговых валов, морских пляжей, маршей и галофитных лугов.

Феномены: Горячие ключи располагаются небольшими группами по нескольку десятков выходов. В Чаплинской группе две колонии – одна из 8 ключей, другая из 16 ключей. Как показывают анализы, воды их по своему химическому составу очень близки к морской воде и могут быть охарактеризованы как азотные, щелочные, кремнистые, хлоридные, кальциево-натриевые. Дебит воды для Чаплинской группы выражается в 1160 тыс. л в сутки. Температура воды на выходе колеблется от +20 до 71° С. Район непосредственного воздействия термальных вод на растительность ограничивается площадью не более 200 х 50 м. Вокруг выходов горячих источников располагается значительная территория (50-70 га), где сказывается влияние горячих вод. На значительном участке правого берега р. Ульхум (I терраса) мерзлота отсутствует, и на глубине 6-6,5 м температура почвы довольно стабильно держится в пределах 22-24°С. Вместе с тем на левом берегу этой реки уровень летнего оттаивания мерзлоты в осоково-пушицевом болоте редко превышает 30 см. В зоне действия термальных вод в корнеобитаемом слое почвы осуществляется экологический режим, противоположный тому, который мы наблюдаем в типично тундровых ландшафтах. Так, в районе источников термика резко улучшается. Температура корнеобитаемого слоя (10-15 см) составляет 20-30° и еще больше повышается с глубиной, в тундровых же условиях температура (в августе) корнеобитаемого слоя равнялась 2-5° и быстро снижалась до 0° с приближением к уровню мерзлоты (30-40 см). Безмерзлотный режим приводит к созданию в условиях Чукотки своеобразного термического рефугиума, что отражается на богатстве флоры в целом, в особенности теплолюбивых элементов.

Комплекс чукотских термофил – реликтовый. Береговые термы – рефугиумы термогалофитов, сохранившихся со времен плейстоценовых трансгрессий. Настоящими термофитами с обитанием в температурном режиме с амплитудой +30-80°С, являются синезеленые, зеленые и желтые водоросли. Настоящими термофитами из сосудистых растений (амплитуда температур 30-40°) в данном районе являются Agrostis scabra, Athyrium distentifolium, Eleocharis uniglumis. Полный же список сосудистых растений – термофитов насчитывает 17 видов, и кроме перечисленных, включает в себя Arabis kamtschatica, Barbarea orthoceras, Callitriche palustris, Carex media, C. gmelinii, C. rariflora, C. cryptocarpa, Deshampsia borealis, Epilobium hornemannii, Galium trifidum, Gentiana auriculata, Utricularia vulgaris, Juncus arcticus, J. beringensis, Primula sibirica. На участках, находящихся в еще более неблагоприятных термических условиях, распространены гемикриофиты (с амплитудой температур в корнеобитаемом слое 5-10°). Факультативными термофитами, тяготеющими к горячим источникам, к которым приурочены их обильное плодоношение и семенное возобновление, являются Chamerion angustifolium, Coeloglossum viride, Angelica gmelinii, Galium boreale, Lycopodium clavatum, Moehringia lateriflora, Trientalis europaea, Viola langsdorffii и др.

Примечательности: Исключительно высокие бальнеологические свойства термальных вод Чаплинской группы источников обусловливают их использование для лечебных целей. В районе терм отмечается обилие шляпочных грибов, ягод, повышенная семенная продуктивность многих травянистых многолетников и наличие особей семенного происхождения (Тихомиров, 1957).

Крупным отличием ООПТ от окружающих ландшафтов является большой процент во флоре бореальных (например, Aconitum delphinipholium, Hierochloe odorata, Linnaea borealis, Lycopodium clavatum, Trientalis europaea, Viola langsdorffii, Comarum palustre и др.) и гипоарктических элементов и малый процент типичных арктических элементов. Это связано с концентрацией бореальных элементов в долине с выходами ключей. Флористический комплекс района сравнительно мало нарушен со времени последнего большого оледенения (зырянского) и является наследием горнотундрового и лесного комплекса азиатской Берингии. Переживание лесных и низкогорных теплолюбивых элементов флоры облегчили защищенная долина поперечного простирания и наличие горячих ключей.

Растительные cообщества ООПТ (Тихомиров, 1957):

20% - комбинации куртинных и пятнистых щебнистых тундр и открытых группировок растительности (Anemone sibirica, Ermania parryoides, Cystopteris dickieana, C. fragilis, Potentilla biflora, P. elegans, P. villosa, Woodsia glabella) на склонах, вершинах гор и каменистых россыпях;

30% - комбинации кустарничковых (Diapensia obovata, Dryas punctata, Loiseleuria procumbens, Rhododendron camtschaticum, Arctous alpina, Vaccinium vitis-idaea), пятнистых дриадово-разнотравных (Dryas punctata, Tilingia ajanensis, Pedicularis adamsii, Salix phlebophylla, S. polaris, S. reticulata, Silene acaulis) кустарничковых мохово-лишайниковых (Betula exilis, Empetrum subholarcticum, Ledum decumbens, Vaccinium uliginosum), нивальных кустарничковых моховых (Cassiope tetragona, Phyllodoce coerulea) тундр склонов гор

6% - нивальные и проточные альпийские луговины (Acomastylis rossii, Anemone sibirica, Caltha arctica, Parnassia kotzebuei, Primula arctica, Ranunculus eschscholtzii) по берегам горных ручьев и в местах снежников;

24% - комбинации пушицево-осоковых моховых и осоково-кустарничковых тундр (Carex stans, C. lugens, Eriophorum polystachion, E. scheuchzeri) шлейфов склонов и надпойменных террас;

10% - комбинации редкотравных лугов на галечных и песчано-галечных наносах, злаковых и злаково-разнотравных лугов (Leymus villosissimus, Angelica gmelinii, Chamaerion latifolium, Ch. angustifolium) по поймам небольших рек, пушичников из Eriophorum scheuchzeri приозерных депрессий;

1% - зоогенные луговины (Arctagrostis latifolia, Festuca altaica, Carex podocarpa, Acomastylis rossii, Chamaepericlymenum suecicum) по сусликовинам в долинах;

5% - комбинации папоротниковых и осоковых сообществ, злаковых лугов и злаково-разнотравных группировок (Athyrium distentifolium, Carex cryptocarpa, Eleocharis kamtschatica, Agrostis scabra, Deschampsia borealis, Potentilla egedii, Primula sibirica, Epilobium ornemannii) термального урочища;

1% - леймусовые луга и открытые группировки растительности (Leymus mollis, Honckenia peploides, Mertensia maritima, Senecio pseudoarnica) морских пляжей;

3% - осоково-злаковые марши и галофитные луга (Carex marina, C. subspathacea, Puccinellia phryganodes, Potentilla egedii, Primula borealis) по отложениям морских лагун и озерков приустьевой части р. Итхат.

Биоразнообразие: Флора района насчитывает 274 вида (Тихомиров, 1957). Богатство флоры связано с большим разнообразием экосистем (от вершин гор, скал, россыпей и до морского побережья и озерных депрессий) и мозаичностью ценозов, а также наличием термального урочища.

Охраняемые виды: На горячих ключах собран редкий вид папоротник Athyrium distentifolium, образующий заросли и вне района термальных источников не отмеченный. На выходах кислых магматических пород, у подножия южных склонов крайне спорадически встречается Carex micropoda. Другие редкие для района виды: плаун альпийский Lycopodium alpinum, зубровка душистая Hierochloe odorata, осоки женосильная и средняя Carex gynocrates, C. media (Юрцев и др., 1973), пололепестник зеленый Coeloglossum viride из сем. Орхидные.

На территории ООПТ выявлено 11 редких видов мхов: Brachythecium dovrense, Bryum weigelii, Dicranella palustris, Drepanocladus policarpos, Hygrohypnum mollis, Lescuraea saxicola, Philonotis arnellii, Plagiothecium undulatum, Pseudoleskea radicosa, Rhytidiadelphus triquetrus, Sphagnum arcticum.


Русское ботаническое обществоBotanic Garden Conservation InternationalThe Plant ListPlantariumEast Asia Botanic Garden NetworkСовет ботанических садов РоссииRussian electronic libraryБиблиотека ШипуноваРоссийская Академия наукРейтинг@Mail.ru
Вверх