Логотип БСИ ДВО РАН
Aizopsis aizoon

Живучник – Aizopsis

Aizоpsis aizoon subsp.aizoon

Aizopsis aizoon subsp. aizoon –Sedum aizoon L. 1753, Sp. Pl. 430. – S. hyperaizoon Kom. 1931, Bull. Jard. Bot. Princ. 30: 201. – Phedimus aizoon (L.) 't Hart, 1995 in H. 't Hart & U. Eggli (eds.), Evol. & Syst. Crassulac.: 168. – Живучник живучий.

Корневище короткое толстое, деревянистое, ветвящееся, Побеги многочисленные, в числе 1–5, ортотропные, неветвящиеся, голые, 30–70 см длиной, надземная часть побега отмирает полностью. Листья очередные, у молодых растений часто супротивные, сидячие, до 9 см дл., 2,5 см шир.,ся у основания, с шиловидным столбиком. Нектарники почти квадратные. Листовочки звездчато-расходящиеся, деревянистые, сплюснутые с боков. Семена многочисленные, бурые, яйцевидные, с широко-ребристой поверхностью.

Зап.-Сиб., Алт.-Енис., Тунг.-Лен., Байк.-Даур., Верхне-Зей., Нижне-Зей., Бур., Амг., Уссур., Южно-Сах., Южно-Кур.– На лугах, травянистых склонах, ск ланцетные, широколанцетные, до линейных, темно-зеленые, почти кожистые, неравно пильчато-зубчатые, островатые на верхушке, к основанию клиновидные, 5–8 см дл. Почки возобновления погруженные, образуются на корневище и в основании надземных побегов. Соцветие – плотный, плоский щитковидный плейохазий, 2,5–7,5 см в диаметре, с 3–5 почти-горизонтально расположенными паракладиями, фрондозно-фрондулезное. Цветки сидячие или на коротких цветоножках. Чашелистики в числе 5(7), зеленые, заостренно-яйцевидные, в верхней части длинно оттянутые, шиловидные, мясистые. Лепестки в числе чашелистиков, золотисто-желтые, остроконечные, с небольшим «капюшоном», широко-ланцетные. Тычинок в два раза больше лепестков, короче лепестков. Пыльники от зеленовато-желтых до почти красных. Завязи сросшиеcя.

На скалах и осыпях, прибрежных песках и галечниках, в зарослях кустарников, разреженных лесах, на залежах. – Общ. распр.: Монг., Корея, Маньчжурия, Япония, Китай. – Описан из Сибири. Лектотип LINN 595.1 (ВМ).

2n=56, 71–78, 80, 82, 84, 86, 88, 89, 92–96, 98–113, 116, 124, 128 (Соколовская, 1966; Гурзенков, 1973; Бялт, 2001).

Примечание. Весьма полиморфный вид. Почти все виды из родства Aizopsis aizoon рода когда-либо были отнесены в синонимы типового вида либо рассматривались как его подвиды, разновидности или формы. Перечисленные ниже таксоны приводились различными авторами для флоры изучаемого региона.

Aizopsis maximowiczii(Regel) V. Byalt. Sedum maximowiczii описан E. Regel (1866) по культурным образцам, выращенным из семян, собранных в Японии К.И. Максимовичем. Автор отмечал, что описанный им вид близок к S. aizoon и S. kamtschaticum, от которых отличается шероховатым, покрытым мелкими папиллами стеблем и неравномерно зубчато-пильчатыми супротивными в нижней части побега листьями. К сожалению, типовой образец нам не известен, однако, судя по иллюстрации к описанию, листья S. maximowiczii сужены к основанию, что типично для S. aizoon. В комментариях к описанию E. Regel указывает, что растения более фута высотой, однако К.И. Максимович (Maximowich, 1866–1893) утверждал, что виденные им в Японии растения очень высокие с очень широкими листьями. Однако H. Ohba (2001) в «Flora of Japan» относит S. maximowiczii в синонимы к S. aizoon. В.В. Бялт (2001) признает этот вид самостоятельным и отмечает, что он отличается от А. aizoon более крупными размерами (до 80 см вые.), ползучими корневищами с приподнимающимися в основании, но прямыми в верхней части стеблями, а также продолговато-яйцевидными листьями.

Phedimus aizoon var. floribundus (Nakai) H. Ohba описан H. Ohba (2001), на основе Sedum aizoon var. floribundum, описанном Т. Nakai (1909). Диагноз этого таксона, предложенный H. Ohba, сочетает, на наш взгляд, в себе признаки как S. maximowiczii, так и Aizopsis litoralis, а именно: наличие мелких папилл на стебле, супротивных и очередных сидячих, широко ланцетных или овальных листьев на побеге. Оригинальное описание вариации «Caulis usque 50 cm. Folia lineari-laceolata v. late-lanceolata serratulis obscuris v. conspicuis; floralia minora inflorescentia brevior» (Nakai, 1909, p. 487), на наш взгляд, не позволяет четко отделить ее от типовой.

Phedimus ellacombianus (Praeger) ‘t Hart. Sedum ellacombianum указывал для флоры российского Дальнего Востока В.Н. Ворошилов (1961). S. ellacombianum так же, как и S. maximowiczii, описан из культуры (Praeger, 1917). Подобно S. maximowiczii, родственными видами S. ellacombianum являются S. aizoon и S. kamtschaticum. Судя по протологу, S. ellacombianum сочетает в себе признаки обоих видов. В описании автор указывает, что листья супротивные, однако на иллюстрации листья явно очередные. Так как описание S. maximowiczii очень коротко и в нем полностью отсутствует характеристика генеративных органов, очень сложно сравнить этот вид с S. ellacombianum, но нам кажется несомненным их сходство.

H. Ohba (2001) по праву приоритета относит S. ellacombianum в синонимы Phedimus aizoon var. floribundus. В соответствии с диагнозом H. Ohba в границы вариабельности принимаемого им таксона входят и S. ellacombianum, и S. maximowiczii, и S. litorale, что, на наш взгляд, не обоснованно. Автор сам признает, что Phedimus aizoon – сборный вид с большим количеством рас, имеющих различные хромосомные числа даже у индивидуумов в одной популяции, но не различающихся морфологически. Phedimus ellacombianus – единственный из перечисленных выше таксонов принят ‘t Hart и Bleij (2005) в мировой сводке толстянковых.

По нашему мнению, и Aizopsis maximowiczii, и Phedimus aizoon var. floribundus, Phedimus ellacombianus могут рассматриваться либо в качестве синонимов Aizopsis aizoon s.l., либо как его нечетко разграниченные разновидности, либо, при узкой трактовке, S. maximowiczii имеет приоритет над двумя последними таксонами, и они должны быть отнесены в синонимы Aizopsis maximowiczii.

Еврейская АО. Фото: В.В. Якубов Приморский край, коллекция БСИ. Фото: М.Н. Колдаева Приморский край, коллекция БСИ. Фото: М.Н. Колдаева Горный Алтай. Фото: С.Б. Гончарова Приморский край, Чандалаз. Фото: С.Б. Гончарова Приморский край, Чандалаз. Фото: С.Б. Гончарова Приморский край, коллекция БСИ. Фото: С.Б. Гончарова Новосибирск, коллекция ЦСБС. Фото: Ю.В. Овчинников

Литература: Maximowich C. J. Diagnoses breves Plantarum novarum Japonicae et Manshuriae I–XX et Diagnoses Plantarum novarum asiaticum I–VIII. – St. Petersburg. 1866-1893, – 777 p. – Regel E. Sedum maximowichzii Rgl. // Gartenflora Deutchland, Russland und der Schweiz, 1866. – S. 355–356. – Praeger R.L. Some new species of Sedum // Journ. of Bot. – 1917. Vol. 55. – P. 39–44. – Nakai T. Flora Koreana // Journ. of College of Sci. Imp. Univ. of Tokyo. – 1909. Vol. 26. – P. 488. – Ворошилов В.Н. К флоре советского Дальнего Востока // Бюл. Глав. ботан. сада. – 1961. Вып. 40. – С. 45-51. – Cоколовская А.П. Географическое распределение полиплоидных видов растений (исследование флоры Приморского края) // Вестн. Ленингр. ун-та. Сер. биол. – 1966. Т. 1, вып. 3. – С. 92–106. Гурзенков Н. Н. Эндемы флоры Приморья и Приамурья: автореф. дис. ...канд. биол. наук. – Владивосток, 1967. – 22 с. – Ohba H. Crassulaceae // Flora of Japan. – Tokyo: Kodasha, 2001. Vol.IIb. – P. 10–31. – Бялт В.В. Crassulaceae // Флора Восточной Европы. – СПб: Мир и семья. 2001. – С. 249–285. – Hart ‘t H., Bleij B. Sedum // Illustrated handbook of succulent plants: Crassulaceae. – Berlin; Heidelberg; New York: Springer, 2005. – P. 235–332.


Русское ботаническое обществоBotanic Garden Conservation InternationalThe Plant ListPlantariumEast Asia Botanic Garden NetworkСовет ботанических садов РоссииRussian electronic libraryБиблиотека ШипуноваРоссийская Академия наукРейтинг@Mail.ru
Вверх